Пандемия COVID-19 определенно изменила работу. У тех, кому посчастливилось работать удаленно, слухи о возвращении в офис вызвали смешанные чувства. Для некоторых необходимость остаться дома вызвала острое желание вернуться в рабочую жизнь,  где можно восстановить социальное общение. Другие в восторге от того, сколько времени и денег они сэкономили, избавившись от длинных поездок в централизованные офисы.

Еще одна подгруппа людей остается в нерешительности, признавая плюсы и минусы текущей ситуации. Многие говорят об одиночестве и скучают по ощущению общности с коллегами, они скучают по своей старой рутине и ритуалам, структурированной предсказуемости рабочих дней, и четкому разграничению рабочей жизни и быта.

Сейчас кажется, что работа и домашняя жизнь слились в одно, и для многих это весьма беспорядочное время. Однако, многие из этих же людей осознают гибкость, которую дает им то, что они не ходят в офис каждый день. Они наслаждаются возможностью проводить больше времени с семьей одновременно находя время сфокусироваться на собственном благополучии. Как и многие социальные вопросы, перспектива возвращения в офис сложна.

Давайте также отметим, что многие люди не имеют возможности работать из дома, потому что содержание из работы требует их физического присутствия. Люди, которые учат наших детей и заботятся о пожилых людях, как правило делают это лично. Те кто доставляют наши посылки и собирают наш мусор, буквально, всегда на месте. Большинство работников транспортных и логистических компаний, производственных, сельскохозяйственных предприятий, гостиничная сфера и общепит, так же как и многие другие, вероятно, гораздо больше других размышляют о том, когда они смогут вернуться к работе, а не где эта работа будет выполняться.

Текущие разговоры о том, как будет выглядеть возвращение к работе как в ближайшие месяцы, так и после кризиса COVID-19, сосредоточены в первую очередь на тех работниках, которые должны или не должны находиться на централизованном рабочем месте — и как может выглядеть “там”. Географические и отраслевые различия создают уникальные сложности для элементов этого рабочего пространства — будь то поле, склад, офис или терминал.

Рабочее место, с которым я больше всего знакома, это корпоративный офис: четко отделенный от дома, офис это здание, построенное специально чтобы там работать. Я считаю, чтобы лучше понять текущий момент, нам надо проследить, как мы в нем оказались. Хотя мы не можем предсказать будущее, мы можем представить более вероятные варианты будущего исходя из осознанного настоящего.

Конечно, люди “ходили на работу” так долго, как они существуют. Нам необходимы были еда и убежище для общего выживания, поэтому, мы охотились и собирались вместе, чтобы обеспечить эти потребности. Мы придумали инновационные системы обмена рабочей силой — физической или той, которую мы в конечном итоге назвали «умственной работой», — и товары, основанные на торговле и бартере. Некоторые формы труда были ручными, а другие нет.

По мере того, как развивались современные методы работы те, кто занимал канцелярские или административные должности, попали в то, что мы теперь в основном называем «офисом», в то время как другие работали руками на фермах и на фабриках. Я работала в обоих типах условий и по ходу дела приобрела достаточный уровень знаний о том, «как здесь выполняется работа». Независимо от местоположения, все виды работ и рабочих мест являются символически плотными, историческими артефактами, сформированными в результате жизненного взаимодействия людей, практик и власти во времени.

Что возвращает меня в офис. Какие системы убеждений, истории технологий и культурно-специфические практики сформировали то, что многие из нас считают офисом? Как мы можем переосмыслить офис и то, как выполняется работа, на основании того, что мы можем почерпнуть из прошлого?

Социальная история современного офиса

Место, предназначенное для продуктивной работы тех, кто занимается умственным трудом и обрабатывает информацию — так называемого интеллектуального работника по Питеру Друкеру — офис имеет относительно короткую, но динамичную социальную историю. Как место, отдельное от бытовой жизни, офис был предметом книг, таких как «Офис» Гидеона Хэя и «В кубе: тайная история рабочего места» Никила Савала, а также многочисленных телешоу и фильмов.

Средневековый монах в тускло освещенной комнате, сидящий с пером и пергаментом, опустив голову за небольшой стол, сосредоточенный на рукописи перед ним, является ранним примером такого рода работы — уединенной и посвященной глубокому сосредоточению — обычно связанной с работой в офисе. 

По всей Европе, начиная с 18-го века, богатые торговцы имели домашние офисы, где они показывали свой статус и власть, и развлекали клиентов и партнеров, в то время как государственные служащие, юристы, конторские служащие и бухгалтеры все чаще начинали работать в общих офисах. В результате обилия документов, созданных в ходе деловых операций по всей империи, Ост-Индская торговая компания сочла необходимым централизовать все административные функции. В 1729 году был построен Ост-Индский дом; это было офисное здание, специально построенное для обеспечения эффективности и продуктивности большой и постоянно растущей рабочей силы.

По аналогичной причине в 1854 году Стаффорд Норткот, впоследствии министр финансов, и сэр Чарльз Тревельян, помощник министра финансов Великобритании, написали следующее об оптимальном управлении государственными служащими:

Для умственной работы нужны отдельные комнаты, чтобы человеку, работающему головой, не мешали; но для более механической работы подходящим способом выполнения этой работы является совместная работа нескольких клерков в одной комнате под надлежащим надзором.

Паровые машины способствовали производству дешевой бумаги из древесной массы в 19 веке, что, в свою очередь, сделало более выгодным наем дополнительных белых воротничков. Это может отчасти объяснить несколько уничижительное описание белых воротничков, особенно государственных служащих, как «продавцов бумаги».

Массовое производство офисного оборудования, такого как столы, стулья, пишущие машинки и счетные машины, в сочетании с энтузиазмом по поводу книги Фредерика Уинслоу Тейлора «Принципы научного менеджмента» о том, как добиться максимальной производительности от рабочих, нашло свое выражение в офисах, спроектированных для механизации рабочих (как человеческого труда), в масштабе давая менеджерам панорамный вид на цех.

Наряду с разработками в области материаловедения, организационного управления, технологий и государственной политики появились новые способы представить, каким может быть офис, как наилучшим образом управлять сотрудниками для достижения максимальной производительности, как и само определение сотрудника. То, как эти возникающие формы стали отражать представления о личной идентичности, межличностных отношениях, а также о том, где и как выполняется работа, дает возможность поразмышлять над постпандемическим офисом и контекстуализировать его.


Источник : edwvb.blogspot.com

Похожая запись