Формирование self в психоаналитической теории Маргарет Малер и Даниэля Стерна.

«Маргарет Малер изучала отношения симбиоза между матерью и ребенком и процессы сепарациииндивидуации. В нем она выделила ранние фазы развития ребенка и сравнивала их с психотической патологией. Нужда (потребность) в объекте и одновременно нужда в сепарациииндивидуации становится у М.Малер одним из существенных мотивационных элементов человеческой психики. «[1]

Маргарет Малер и ее коллеги понимали раннее детство как процесс разделения и индивидуализации. Со второго месяца младенец ведет себя и функционирует так, как будто бы он и его мать являются всемогущей системой — двуединство внутри одной общей границы. К четыремпяти месяцам младенец начинает дифференцироваться от матери. Вместо формирования вдоль тела матери, младенец оттягивается от нее. Начиная с ползания, шаг отделенияиндивидуализации ускоряется. Сначала ребенок путешествует только на короткие дистанции, и затем быстро возвращается для «дозаправки «, однако постепенно утверждая себя. Он может захотеть сам есть и может с гневом реагировать, если его обуздывают или насильно заставляют спать. Неговорение утверждает индивидуальность, когда ребенок колеблется между соединением с матерью и действием в виде завоевывающего героя. Развивающееся сознание отделения может приводить к беспокойству и страху незнакомцев, особенно между девятьюдвенадцатью месяцами. Между 1015 месяцами ребенок находится в «практикующей » субфазе. Этот период начинается с ползания и слезания ребенка с матери и продолжается хождением. Радость превалирует, хотя настроение может падать, когда мать уходит. В третьей субфазе хождение и продвижение в образном мышлении продолжает вылупляющийся процесс, хотя конфликт между бытием вместе и отделением от матери повторяется. Попеременное следование по пятам и удаление от матери выражает противоречивое желание воссоединения, с одной стороны, и радость автономного действия — с другой. Пресс реальности теперь заставляет ребенка, начинающего ходить, признавать материнскую независимость и разрушает иллюзии пышности, продуцируя то, что Малер называет «восстановительный кризис «. Разршение кризиса формируется материнским теплом и утешением, с одной стороны, и ее ободрением к независимости — с другой. Заботу мать чередует с отталкиванием; уклонения могут включать нерешительность и прилипания. Ребенок может расщеплять образ воспитателя на «хорошую » и «плохую » частиобъекты. В четвертой субфазе дети, учащиеся ходить, показывают развивающуюся толерантность к разделению со своими матерями, возможно потому, что они могут держать их образы в уме даже тогда, когда они отсутствуют.[2]

Работа психоаналитика Даниеля Н. Стерна опирается на воззрения Малер на первый год жизни и в то же самое время предлагает неожиданное проникновение в богатство интеракции матьмладенец. Стерн изучал фильмы об интеракции матьмладенец кадр за кадром. Он обнаружил, что матери обычно и неоднократно вовлекали своих младенцев в интеракционные игры ( «Вот я иду «, «куку «, и т. д.), и что во время этих игр становились эмоционально и физически созвучными друг другу. Стерн, также, заметил, что некоторые матери не были так хорошо созвучны своим детям, и он задавался вопросом, может ли эта дисгармония иметь долгосрочные последствия для эмоциональной диспозиции и объектных отношений. Созвучность может стать основой для деятельности и продуктивного внутреннего диалога позже. Стерн находит, что способность делать перцептуальные различия и переносить перцептуальное обучение через сенсорные модальности в младенцах, предполагает зарождающееся абстрактное мышление и, поэтому, возможность, что зачаточные представления о self и объекте начинают формироваться очень рано. Стерн считает, что младенцы начинают развивать стержень чувства self и манеру отношений к другим в конце второго месяца или даже еще раньше. Работа Стерна предполагает, в действительности что действующий субъект и диалогический self начинает принимать форму очень рано. Раннее отношение младенца с матерью не является пассивным и симбиозным, как предполагает Mahler. Работа Стерна не подрывает, однако, основную идею отделенияиндивидуализации. Младенцы прогрессируют от зависимости к меньшей зависимости и от тесного и частого контакта с матерью к физическому и эмоциональному разделению. Скорее работа Стерна показывает, что отделениеиндивидуализация начинается рано, и что процесс становления личности и формирования self является диалогическим от начала.

До недавнего времени самая ранняя организация и развитие личности были более предметом спекуляции, чем исследования. Общая стратегией было признавать, что серьезная патология взрослого человека (напр., грандиозный нарцисцизм, безграничное эго, раздвоение [личности]) представляют собой регрессию к ранним фазам детства и, потому это объясняет раннюю психологию. Согласно классическому психоанализу, младенец является нарцистическим. Только позднее, когда мать обеспечивает либидное удовлетворение, ребенок перенаправляет либидо с self на других. Голодо/оральная потребность (аппетит) возбуждает этот интерес к матери. Ранняя личностность является также неструктурированной. Внутренняя структура развивается постепенно, как опыты утраты и фрустрации способствуют идентификации с объектом. Даже в переработке Малер классического психоаналитического взгляда само представление вырастает из расплывчатых selfобъектных представлений симбиозного периода. Он не начинает формироваться до семи месяцев или более. Как мы видели, эти формулировки являются спорными. Потребность в привязанности и поощрении может быть более важной в возбуждении ребенка к отношению с другими, чем потребность голода. Это следует из того, что поведение и характеристики не кормящих матерей, отцов и других воспитателей могут быть решающими для раннего опыта привязанности. Работа Стерна предполагает, что ранние отношения воспитательмладенец являются менее симбиозными для младенца, чем предполагает Малер. С самого рождения младенец является отдельным организмом, с отдельными эмоциями и перцептуальными и когнитивными процессами. Социальный опыт в различных модальностях приводит к стержневому чувству self и начаткам selfобъектной дифференциации в возрасте двух месяцев. Отсюда не следует, однако, что формирование self происходит просто в результате и преимущественно социального опыта. Не следует также отсюда, что коренные структуры личности возникают главным образом из симбиозного опыта. Работа Стерна предполагает, что младенец является наследственно социальным, и что зачаточное чувство self хорошо формируется еще прежде того, как ребенок начинает понимать значение слов.[3]

Психоаналитическая теории Формирование self Маргарет Малер и Даниэля Стерна так же помогает понять нам, как формируется СуперЕго и от чего зависит его прочность, что помогает этнопсихологам понять от чего зависит прочность традиционного сознания и как оно разрушается и превращается в эрзацличностное.


Источник: hr-portal.ru

Похожая запись

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *