Плох тот консультант, который не мечтает стать гуру — так думают многие. Сегодняшний рынок эту установку опровергает. Звезды-одиночки оказываются менее востребованы — им предпочитают компании, способные системно решать задачи клиентов.

Колумнистка The Financial Times Люси Келлауэй в своей книге «Все ли в порядке в вашем офисе» (Sense and Nonsense in the Office) смело развенчивает всех гуру маркетинга без исключения, описывая бизнес-консалтинг, как сферу, «строящуюся на надменном пустословии». Нужно признать, что несмотря на некоторые перегибы, она в этом мнении не одинока. Например, известный российский маркетолог и брэнд-менеджер Самвел Аветисян говорит, что признает в качестве гуру «лишь тех людей, кто создал великие брэнды, все остальные — это цирковое училище». Тем не менее надежда стать великими наставниками не покидает бизнес-консультантов и бизнес-тренеров — этот класс теоретиков бизнеса, с каждым годом все более многочисленный. Расхожее мнение в их среде — написав книгу с оригинальной маркетинговой идеей, создав на ее базе нестандартный тренинг и прославившись эффектными выступлениями, можно серьезно повысить свою капитализацию и обеспечить стабильный поток заказов и высокие расценки.

В действительности серьезные компании со звездами-одиночками в масштабных случаях дела иметь не хотят. Российский рынок требует от бизнес-консультантов не застывших красивых идей, а профессионального решения насущных задач. По одной версии, потребность в гуру собственного производства рынок испытает чуть позже, когда динамика замедлится и появится время и возможность для рефлексии. По другой — время наставников-теоретиков прошло, и спрос будет уверенно расти лишь на комплексные решения для конкретного бизнеса.

Движущие силы

«Честно говоря, у меня есть собственный план, как стать гуру.— делится сокровенным бизнес-тренер Михаил Молоканов.— Ведь что для этого нужно? Ясная понятная модель жизни или какой-то из ее сфер (например, управления людьми). Она должна быть изложена простым языком в нескольких коротких фразах. Плюс последователи автора модели, считающие ее оригинальной и полезной на практике. По всем этим пунктам у меня есть программа действий». В качестве основы своей модели Молоканов положил FM-типологию. Радио здесь ни при чем (хотя созвучие не случайное, а для интриги) — буквы F и M означают сочетания женского и мужского (female / male) начал в бизнесе. Молоканов признает, что тема сама по себе не уникальная — гармонизировать инь и ян в бизнесе пытались многие, и многие в этом даже преуспели. Однако, «фишка», по его словам, заключается в том, чтобы F и M не противопоставлять, а рассматривать во всех возможных сочетаниях. Но самое важное — застолбить за собой эту тему. Специализация является главным трендом на рынке бизнес-тренинга. Так, тренер Владимир Тарасов специализируется на управленческих поединках, Марк Кукушкин — на корпоративных стандартах и стратегическом планировании, Радислав Гандапас — на обучении публичным выступлениям, Александр Деревицкий — на продажах.

Сам Михаил Молоканов тоже входит в список наиболее востребованных на рынке бизнес-тренеров. Тем не менее нынешние свои достижения он оценивает лишь как промежуточный этап на пути к рангу гуру.

«Создать базовый продукт, который может стать паровозом для продвижения бизнес-тренера на рынке,— это действительно важное условие для того, чтобы стать на этом рынке брэндом»,— соглашается Марк Кукушкин. Он также считает, что задача стать бизнес-гуру вполне посильна для теоретика, поскольку «российский рынок доверчив и уровень критицизма на нем относительно невысок».

«Застолбив поляну», консультанты всеми силами расширяют себе жизненное пространство на рынке: создают собственные клубы, школы, сайты, университеты. «Общественная деятельность — очень важная вещь с точки зрения собственного продвижения в бизнесе,— говорит Молоканов.— Вот недавно очень ярко вышли на рынок Максим Горбачев и Дмитрий Ткаченко с книжкой про откат (‘Откат. Особая Техника Клиентской АТтракции’.— ‘Деньги’ ), это прекрасная тема, и тренинги их довольно популярны. Но, я считаю, им нужно проявлять больше активности в масштабировании идеи».

План развития собственного брэнда, безусловно, имеет и финансовую подоплеку. Если расценки раскрученных тренеров колеблются в диапазоне $1,5-2,5 тыс. в день, то признанные светила могут получать на порядок больше.

Из русскоговорящих тренеров ближе всех к статусу гуру, наверное, Владимир Тарасов. Он — основатель этой профессии на постсоветском пространстве. Выпускник Тартуского университета по специальности «теоретическая физика», свою первую работу о «технологиях уговаривания» Тарасов опубликовал еще в 1967 году, а в 1984-м открыл в Таллине школу менеджеров, первую в нашей стране. Автор знаменитой книги «Искусство управленческой борьбы», Владимир Тарасов и сегодня работает в русле этой темы. Русскоговорящую (главным образом российскую) публику он вывозит на семинары по китайским стратагемам в Китай, по японским коанам — в Японию, по Макиавелли — в Италию. Школа Тарасова обросла последователями — ученики открыли учебные заведения его имени в Хабаровске и Саратове. «Эта музыка будет вечной,— полагает Михаил Молоканов.— Сильная идея, ясная концепция, мощная организация, грамотный пиар — при таких наработках можно достичь, как говорят в рекламе, стойкого результата».

Светилом считается и партнер компании Ward Howell и преподаватель международной школы бизнеса INSEAD Станислав Шекшня. Его путь, однако, отличается от классического. Шекшня единственный из российских бизнес-тренеров имеет за спиной успешные проекты в бизнесе (структурная перестройка «Вымпелкома», работа в Сибирской угольной энергетической компании на посту председателя совета директоров). Он пишет книги в соавторстве с руководителем INSEAD Манфредом де Врисом, а на российском рынке предпочитает командную работу, поскольку она «более эффективная», чем работа одиночки. Станислав Шекшня говорит, что значения слова «гуру» в контексте современного маркетинга не понимает, по крайней мере, считает этот термин не актуальным.

Детские психотравмы и системные решения

«Желание прославиться естественно для людей творческой профессии, а коучеры — люди творческие, артистические»,— объясняет феномен «стать гуру» бизнес-тренер Жанна Завьялова, разработчик программы «тренинг как бизнес». А вот директор компании «ТРИЗ-Шанс» Игорь Викентьев, относится к подобным устремлениям скептически и отсылает за дополнительными сведениями о том, как рекламирует себя «психологическое» крыло рынка, на сайт TreKo.ru. В коллекции этого сетевого ресурса есть, к примеру, «президенты ассоциации Валеологии и телесноориентированной психотерапии», а также «признанные члены-академики Международной академии проскопических наук имени Мишеля Нострадамуса и космоэниопсихосуггестологи».

«Типовой проблемой рынка бизнес-тренинга является то, что не имеющие нужной квалификации специалисты, как правило, в своей работе опираются на свою ‘девичью’ специальность,— утверждает Игорь Викентьев.— Таковой довольно часто является психология или психотерапия; в связи с этим распространенным методом работы является попытка анализировать бизнес, отталкиваясь от детских психотравм клиента».

Более мягко настроен старший партнер компании «ЭКОПСИ Консалтинг» Павел Безручко: «Я не могу сказать, что психологические тренинги более распространены в России, чем на Западе. Менеджмент — это во многом психология, но упакованная в бизнес-формат. Другое дело, что качество предлагаемого продукта на российском рынке в среднем пока еще ниже, чем на западном. Стратегию ‘стать гуру’ считаю вполне разумной, хотя лично мне она мало подходит. Мне интереснее развитие консалтингового бизнеса, чем построение личного профессионального брэнда».

Характерно, что руководители отделов персонала крупных компаний обращаются за помощью к компаниям чаще, чем к звездам-одиночкам. «Я предпочитаю иметь дело с бизнес-тренерами и консультантами, которые четко осознают наши конкретные задачи и умеют их решать,— говорит руководитель службы HR ‘Евросети’ Александр Сивогривов.— У нас нет потребности в том, чтобы тренер разыграл по ролям вместе с аудиторией написанную им ранее книжку или развлек аудиторию эффектным спектаклем». Специалисты отмечают, что «звездные» тренинги способны сообщить аудитории эмоциональный подъем, но практического смысла в этих эмоциях не так уж много.

«Мы вообще не связываемся со звездами-одиночками,— говорит директор департамента корпоративного обучения и развития ТНК-BP Марина Пахомкина.— Выбирая на тендере консалтинговую компанию, мы опираемся на 22 критерия. Одиночки просто не пройдут по требованиям. К тому же люди, способные вести авторские ‘звездные’ тренинги, как правило, не способны осуществлять системные решения. Мы, например, заинтересованы в многолетних программах развития квалификаций. Такие программы месяцами разрабатываются нашими специалистами совместно с командой приглашенных профессионалов».

«Мы работаем со звездами-одиночками,— рассказывает вице-президент по управлению персоналом ОАО МТС Сергей Никонов.— Но это, как правило, небольшие разовые заказы. Если речь идет о большом объеме работ, нас интересуют технологичные структурированные тренинги, и мы работаем с крупными брэндовыми компаниями, готовыми выполнить наш объем в установленные сроки за счет квалифицированных кадров. И это не обязательно звезды».

Системно работая с консалтинговыми компаниями, крупные заказчики добиваются от них адекватных подходов и методов. «Я не против того, чтобы тренинги использовались не только в образовательных программах, но и в качестве коммуникативных мероприятий, для поднятия корпоративного духа,— говорит Марина Пахомкина из ТНК-BP.— Но все равно они должны разрабатываться конкретно для нашей компании, в нашей терминологии и корпоративной культуре. Например, если тренер использует терминологию НЛП — нам это не годится. Для нас, например, разработал прекрасную программу ‘Клуб веселых нефтяников’ театр ‘Квартет И’, но это не массовый продукт, а созданный в сотрудничестве с нами и с учетом нашей специфики».

Все ушли с горы

Снижение интереса к универсальным долгоиграющим истинам характерно для всего мира. Станислав Шекшня утверждает, что Россия в этом плане отстает от Запада, но скоро догонит.

«Я бы не сказал, что в России сейчас совсем не нужны гуру, если вы настаиваете на этом слове,— говорит Станислав Шекшня.— Наоборот, у российских компаний все еще высоки ожидания по отношению к консультантам. Здесь сильнее, чем на Западе, вера в чудо, которое консультант может сотворить. Сегодня западные звезды менеджмента — и ‘академики’ вроде Джима Коллинза, и ‘герои’ вроде Джека Уэлша (бывший глава General Electric) — очень востребованы именно российской аудиторией. Но мировая тенденция состоит как раз в том, что человек уже не может ‘сидеть на горе’ и вещать оттуда истину. Сегодня уже не нужно слушать великих, чтобы узнать, что нужно сокращать издержки. Представления о менеджменте стремительно развиваются: если в конце 90-х я мог три года подряд говорить одно и то же, и это было интересно, то сегодня такое уже невозможно».

Елизавета Садова из компании CBSD, которую также считают одним из лучших специалистов на рынке тренинга, тоже уверена, что «путь гуру» не для российского рынка: «В российском бизнесе те, кто достиг определенных успехов, сами являются гуру. И скорее всего, каким бы гениальным ты ни был в преподавании, тебе сложно будет предложить им новое решение, после которого они изменят свой бизнес. Ты становишься известен в большей степени не тем, что предлагаешь готовый универсальный продукт, а в связи с тем, что понимаешь потребности клиентов и можешь предложить им варианты управленческих решений в доступной и понятной форме. Западные консалтинговые компании сейчас активно движутся к партнерству с российскими. Но не только потому, что у российских консультантов есть оригинальные идеи, а потому еще, что мы лучше понимаем специфику российской среды и можем помочь им в выборе самых успешных мировых практик, которые необходимы нашему бизнесу».

Если говорить не о единичных выступлениях, а о масштабной работе, приходится признать, что одиночки, даже самые выдающиеся, уже не так эффективны и не так востребованы. «Бизнесмены не хотят слышать универсальные истины, они хотят инсайда,— говорит Станислав Шекшня.— Поэтому так востребован стал коучинг: тренинги связаны с максимальным проникновением в компанию, с серьезными исследованиями, на которые одиночки не способны. И уж бизнес-тренер точно не может ‘сидеть на горе’. Такое сидение для него — смерть».


Источник: hr-portal.ru

Похожая запись

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *