Results not found

По вашему запросу ничего не найдено

Попробуйте отредактировать запрос и поискать снова

Карьера

«Я несколько раз съезжал с крыши»

Article Thumbnail

Многие промышленные альпинисты приходят в профессию после увлечения альпинизмом. Они не только моют окна и фасады, но и ставят кондиционеры, меняют остекление, монтируют видеонаблюдение и декоративное освещение, утепляют фасады и др. Это сезонная работа: летом и в середине зимы загрузка больше, чем весной и осенью.

«Неконтролируемый страх (высоты) отделяет людей — тех, кто сможет работать, и тех, кто не сможет. Если у человека потерялся страх, ему уже пора завязывать быть промышленным альпинистом, потому что страх и отделяет от травматизма. Страх должен присутствовать, но он должен быть контролируемым», — рассказал Алексей Полетаев, генеральный директор компании «Альппик» (специализируется на промышленном альпинизме).

Случаются и необычные заказы: спуститься с крыши и поздравить детей в костюме Деда Мороза, построить веревочный парк, поднять каменную столешницу весом 300 кг в окно 17-го этажа, экстренно проникнуть в квартиру через балкон, чей жилец не отвечает на звонки, делится профессиональным опытом Виктор Бут, директор «Первой высотной компании». Ему приходилось и красить металлоконструкцию, стоящую на 26-этажном здании (верхняя точка на отметке 102 м) в –19 градусов, и менять флаг России на флаг СССР на новосибирском оперном театре в честь Дня Победы.

По словам Виктора, зарплата промышленного альпиниста в зависимости от загрузки может колебаться от 5–10 тыс. до 70 тыс. в месяц, на вахте — до 100 тыс.

Зимой промышленные альпинисты чистят снег с крыш. Их можно отличить по наличию страховки, пояснил Алексей Полетаев. «Сейчас очень много управляющих компаний, которые пытаются экономить деньги. Поэтому они заставляют своих работников счищать снег с крыши, иногда покупают труд рабочих, которые не являются промышленными альпинистами.
Я несколько раз съезжал с крыши вместе со снегом. Меня спасала страховка, повисал на ней, — признается промышленный альпинист. — Там не угадаешь. Стоишь и сбрасываешь снег с крыши, весь пласт может поехать в одно мгновенье, бывает, шифер съезжает, поскользнулся.

Промышленный альпинист, если он себя уважает, никогда не пойдет без страховки. В моей практике был срыв из-за того, что я не продублировал страховку. Год лежал на весах. Так что я научен горьким опытом».

Пожалуй, самый известный нам с детства человек, работающий на высоте, — это крановщик. Машинист крана Елена Сюсюра, работающая на искитимском заводе ЖБИ-5, уверяет: на заводе уже практически везде кранами управляют дистанционно. «Конечно же, высоты я никогда не боялась, — признается крановщица.— Иначе бы не смогла работать продуктивно, получая удовольствие от своей деятельности. Единственно, что боюсь — это заболеть. Работа в ограниченном пространстве на большой высоте требует абсолютного здоровья, физической выносливости, идеального слуха и зрения. Заболевшего крановщика невозможно заменить первым попавшимся рабочим, занятым на кране другого вида, или роботом. Выполнять его обязанности сможет только специалист с таким же допуском к работе и такого же уровня квалификации. Поэтому всегда есть опасение, что производство может встать».

Специалист на фотографии — это бетонщик или арматурщик-бетонщик. Алексей Тихомиров, бетонщик на строительстве ЖК «Кристалл» (Группа компаний «Тюменьинвестстрой»), рассказывает о сути работы: «Этот специалист занимается бетонированием фундамента и возведением стен, колонн зданий и сложных сооружений, например куполов, сводов, опор мостов. На стройплощадке именно бетонщики устанавливают опалубку конструкции, выгружают бетонную смесь, разравнивают и утрамбовывают, помогая ей быть ровной и плотной. Этот рабочий также обязан следить за изменением температуры затвердевающего бетона, поскольку это напрямую влияет на прочность конструкции».

По его словам, зарплата обычно сдельная и рассчитывается исходя из стоимости за заливку одного кубометра. В среднем бетонщики получают 40 тыс. руб. и выше. «Страх высоты, наверное, есть у каждого человека, это нормально. Начиная работать на верхних этажах, привыкаешь к высоте очень быстро, буквально на третий день. Главное, соблюдать технику безопасности. Если работа ведется в опасной зоне, например на краю конструкции, все строители обязательно надевают монтажные пояса», — говорит Алексей Тихомиров.

Летчик, подполковник Сергей Бацарашкин (на фото) вспоминает — учеба в вертолетном училище была довольно тяжелой: «Но первый полет расставил все точки над «i». В первый раз поднялся в воздух на вертолете Ми-2 — и понял, что сделал правильный выбор. 26 лет я нахожусь в воздухе». В 22 года Сергея повысили от штурмана до командира боевого вертолета Ми-24. Благодаря работе он побывал в Афганистане, на Сахалине, в Африке. Сейчас обучает молодых летчиков, летает на боевых Ми-24 и на транспортно-боевых вертолетах Ми-8. В прошлом году Сергей принимал участие в параде в честь Дня Победы.
Подготовка к полету идет поэтапно: составляется план, какие элементы и фигуры будут выполняться, какие проблемы могут возникнуть. Потом — отработка внештатных ситуаций в кабине вертолета, после чего готовность летчика проверяет командир части. Отдых перед полетом — не менее 12 часов. После допуска врача и проверки техники начинается дневной или ночной полет, который длится не менее 8 часов.

«Мы готовы в любой регион мира. Можно прийти утром (на работу), а вечером ты будешь в Латинской Америке», — замечает Бацарашкин. Среди задач: прыжки с парашютом, тушение пожаров, поиск и спасение людей.

По его словам, зарплата зависит от звания, выслуги (год идет за два), класса налета плюс 30 % за особые условия работы. Без учета класса, зарплата начинающих — в районе 50 тыс. руб., говорит Сергей. Командир звена может получать около 90 тыс. руб.

Такая работа не способна стать рутиной, уверен летчик: «Каждый полет — что-то новое, особенное. Хотя порой ловишь себя на мысли, что летишь, смотришь сверху, и это для тебя уже обычное дело. Запах керосина становится родным». 


Источник : zarplata.ru