7 января 2010 г. вступил в силу Федеральный закон от 23.12.2010 N 387-ФЗ «О внесении изменений в статью 22.1 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и Трудовой кодекс Российской Федерации». Данный Закон препятствует гражданам, имеющим судимость по ряду статей Уголовного кодекса РФ, выполнять трудовые функции, связанные с оказанием услуг несовершеннолетним. Речь идет о преступлениях против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности, половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, а также против общественной безопасности.

В первую очередь запрет коснулся лиц, занимающихся педагогической деятельностью. Однако этим законодатели не ограничились и решили оградить от детей не только имевших судимость педагогов, но и ранее судимых представителей почти всех профессий, труд которых так или иначе связан с несовершеннолетними.

Новая ст. 351.1 Трудового кодекса Российской Федерации предусматривает, что лица, имеющие либо имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за вышеперечисленные преступления, к трудовой деятельности с участием несовершеннолетних не допускаются. Параллельно были внесены дополнения в ч. 1 ст. 65 ТК РФ, устанавливающую перечень документов, необходимых для заключения трудового договора. Отныне, чтобы устроиться на работу, связанную с оказанием услуг несовершеннолетним, кандидат должен предъявить работодателю справку о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям, выданную в порядке и по форме, которые устанавливаются федеральным органом исполнительной власти.

А для тех, кто уже выполняет данные функции и является судимым, введено новое основание для расторжения трудового договора. Согласно п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК РФ трудовой договор с судимым сотрудником надлежит прекращать по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон, — в связи с возникновением ограничений на занятие определенными видами трудовой деятельности, исключающих возможность исполнения работником обязанностей по трудовому договору.

Цели Закона

Очевидно, что основной целью законодателей являлась защита физической и половой неприкосновенности несовершеннолетних. Это следует из пояснительной записки к законопроекту, где указывается, что предлагаемые запреты вводятся во исполнение Конвенции о правах ребенка от 20.11.1989 <1>, согласно которой государства — участники Конвенции обеспечивают в максимально возможной степени выживание и здоровое развитие ребенка, принимают все необходимые законодательные меры в целях защиты ребенка от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или от небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление, со стороны родителей, законных опекунов или любого другого лица, заботящегося о ребенке, а также обязуются защищать ребенка от всех форм сексуальной эксплуатации и сексуального совращения.

———————————

<1> Для России Конвенция вступила в силу с 15.09.1990 (ратифицирована Постановлением ВС СССР от 13.06.1990 N 1559-1).

Проще говоря, мишенью законодателей в первую очередь являются совратители и педофилы, а также лица, виновные в гибели детей либо получении ими серьезных травм и увечий. Именно от этих лиц новый Закон должен оградить детей и сделать для них невозможной работу с несовершеннолетними в принципе. Этим стремлением обусловлена жесткая позиция законодателя, который вводит соответствующие ограничения не только в отношении лиц, имеющих неснятую или непогашенную судимость, но также и имевших судимость когда-либо.

Юридически такая конструкция означает принципиально иной подход, нежели тот, что был принят ранее в советской и российской юриспруденции. Дело в том, что любой осужденный человек после отбытия наказания и снятия либо погашения судимости по прошествии нескольких лет считается несудимым. Соответственно, до принятия поправок в ТК РФ любой насильник или развратник, отбыв назначенный судом срок, мог снова вернуться к прежней деятельности — в школу, детский сад и т. д., если не на прежнюю работу в буквальном смысле слова, то на аналогичную, но также связанную с детьми. Такой подход на практике приводил к рецидивам и вызывал протест родителей несовершеннолетних.

Изменения в ТК РФ, содержащиеся в Федеральном законе от 23.12.2010 N 387-ФЗ «О внесении изменений в статью 22.1 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и Трудовой кодекс Российской Федерации» (далее — Федеральный закон N 387-ФЗ), лишают осужденных за вышеперечисленные преступления возможности вернуться к прежней работе и фактически означают для этих лиц «волчий билет», т. е. пожизненный запрет на профессию.

Лес рубят — щепки летят

При внимательном прочтении Федерального закона N 387-ФЗ становится понятно, что он охватывает множество ситуаций, находящихся за рамками тех целей, которые декларировались при его принятии. Во-первых, круг лиц, на которых он распространяется, излишне широк. Например, согласно данному Закону судимые когда-либо лица не допускаются к работе в сфере культуры и искусства с участием несовершеннолетних. Соответственно, гражданин, спровоцировавший по неосторожности ДТП или превысивший пределы необходимой обороны и причинивший вред здоровью проникшего в дом жулика, не может работать, например, клоуном в цирке. При буквальном толковании ст. 351.1 ТК РФ, не допускающей судимых граждан к организации детского отдыха, возникает мысль о том, что судимость по тем или иным статьям вряд ли мешает гражданину забронировать для детей отель, обеспечить трансфер и т. п. Более того, менеджерские функции в данном случае могут осуществляться без непосредственного контакта с несовершеннолетними — с помощью электронных средств связи, Интернета и т. п. Однако если в должностной инструкции менеджера турфирмы указано, что он организует аренду санатория и заказ автобуса для детей, то кадровик перед заключением трудового договора обязательно должен отправить его в подразделение МВД за справкой об отсутствии судимости.

Кстати… По статистике за совершение преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних, против жизни и здоровья, семьи, здоровья населения и общественной нравственности за период 1997 — 2009 гг. осуждено 1036,9 тыс. человек. При этом за совершение преступлений, предусмотренных ст. ст. 131 — 135 УК РФ (преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности), за период 1998 — 2008 гг. осуждено 104,3 тыс. человек. Данные правонарушения имеют высокую рецидивность.

По состоянию на 01.01.2010 за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних отбывают наказание около 10,5 тыс. человек, из которых у 400 трудовая деятельность была связана с детьми и подростками.

Во-вторых, у экспертов вызывает сомнения обоснованность включения в ст. 351.1 ТК РФ некоторых составов преступлений, запрещающих работу с несовершеннолетними даже в том случае, если судимость по ним снята или погашена. Дело в том, что причинно-следственная связь между судимостью по некоторым из статей УК РФ, препятствующей работе с несовершеннолетними, и возможным причинением этим лицом вреда несовершеннолетнему отнюдь не очевидна. Особенно, если помнить все о том же «волчьем билете» на всю жизнь, т. е. о запрете не только временно, а навсегда заниматься профессиональной деятельностью, предполагающей взаимодействие с несовершеннолетними.

Например, судимость за причинение вреда средней тяжести при превышении пределов необходимой обороны означает не только запрет на работу преподавателем, но также на работу детским врачом, социальным работником, тренером по плаванию. Видимо, этим людям при появлении в доме или на улице грабителя надо ни в коем случае не пытаться себя защищать, а сразу сдаться. Иначе потом можно на всю жизнь расстаться с любимой работой. Или другая ситуация: предположим, что человек давным-давно был осужден за подпольную торговлю дефицитными импортными джинсами. Почему спустя много лет он не может работать учителем математики или музыки? Или почему не может быть учителем гражданин, когда-то осужденный за нарушение санитарных правил, если в его нынешние обязанности входит преподавание информатики или иностранного языка, а не организация работы школьной столовой?

Подобные случаи могут стать поводом для обращения работника в Конституционный Суд РФ с целью выяснения, насколько тот или иной запрет обоснован с точки зрения ст. 37 Конституции РФ, гарантирующей каждому право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. При этом аргумент о том, что школа или иное учреждение, оказывающее услуги несовершеннолетним, должны быть царством нравственности и морали, вряд ли может быть принят во внимание. Ведь УК РФ содержит множество статей, рисующих далеко не привлекательный облик лиц, по ним осужденных, и эти люди с учетом поправок в ТК РФ вполне могут работать воспитателями в детских садах и учителями в школах. Например, контрабандисты, экстремисты или лица, вербующие наемников… Любопытно, что из перечня статей УК РФ, предусматривающих для осужденных по ним лиц запрет на работу с детьми, исключены клевета и оскорбления. Соответственно, можно не стесняться в выражениях при учениках — без всякого страха навсегда потерять работу.

Формы запроса-справки о наличии судимости и ответа на такой запрос, утвержденные Приказом МВД России от 01.11.2001 N 965 «Об утверждении Инструкции о порядке предоставления гражданам справок о наличии (отсутствии) у них судимости», не позволяют делать выборочные запросы. Иными словами, нельзя обратиться с запросом о судимости лица по тем или иным конкретным статьям или главам УК РФ, например по статьям, которые, согласно ТК РФ, не дают права заниматься той или иной работой.

На сегодняшний день данная система оперирует справками лишь двух видов — об отсутствии судимости либо о ее наличии. В последнем случае справка будет содержать дату осуждения, наименование суда, вынесшего приговор, номер статьи УК РФ, на основании которой он был осужден, а также статьи Уголовного кодекса, принятого в соответствии с Основами уголовного законодательства СССР и союзных республик, срок и вид наказания, дату освобождения.

Таким образом, выдаваемая заявителю справка будет содержать сведения о судимости не только за те преступления, совершение которых влечет запрет на связанную с детьми трудовую деятельность, но вообще за любые совершенные данным лицом преступления. Следовательно, кандидат на должность детского врача или учителя в школе, судимый не за растление несовершеннолетних, а, например, за мошенничество, будет вынужден ознакомить с данной информацией своего потенциального работодателя. А тот уже наверняка найдет иные основания для отказа в трудоустройстве.

Соответственно, вакансии по работе с детьми могут оказаться закрытыми для лиц, осужденных когда-либо за любые преступления — даже за те, которые не упомянуты в Федеральном законе N 387-ФЗ. Такая практика вступает в противоречие с конституционными принципами, запрещающими сбор информации о гражданине без предусмотренных законом оснований, а также с законодательством о защите персональных данных.

Как выявить судимого работника?

Несмотря на жесткость Закона, выявить работников, судимых за указанные в нем преступления, не так легко, как может показаться. С одной стороны, поправки в трудовое законодательство, в частности в ст. ст. 331 и 351.1 ТК РФ, введенные Федеральным законом N 387-ФЗ, предписывают руководству организаций, занимающихся образовательной и иной деятельностью, связанной с оказанием услуг несовершеннолетним, не допускать к работе лиц, судимых по определенным в Законе статьям УК РФ. Таким образом, очевидно, что речь идет не только о проверке кандидатов на ту или иную вакансию, но и о проверке на предмет судимости лиц, с которыми трудовые договоры заключены до 07.01.2011, т. е. до вступления Федерального закона N 387-ФЗ в силу.

С другой стороны, для того, чтобы не допустить таких лиц до работы, необходимо их выявить. Однако в ТК РФ напрямую не указано, каким образом надо проверять уже работающих граждан, и вывод о том, что им необходимо собирать справки об отсутствии судимости, является неочевидным. Точнее, данный вывод следует из смысла Закона, а не из буквального его прочтения, что может усложнить процесс проверки на предмет судимости лиц, которые уже трудятся в учреждениях, оказывающих услуги детям и подросткам.

Дело в том, что если бы речь шла о проверке только вновь принимаемых работников, то действия работодателя в отношении лиц, имеющих судимость за преступления, влекущие запрет на работу с детьми, ограничивались бы отказом в трудоустройстве. Однако новый Закон ввел в ТК РФ специальное основание для прекращения трудовых отношений с уже работающими в случае выявления у них судимости. Кроме того, текст внесенного в Госдуму законопроекта изначально не содержал положений об основаниях расторжения трудового договора с лицами, в отношении которых обнаружатся сведения о судимости по статьям УК РФ, запрещающих работать с несовершеннолетними.

При принятии законопроекта в первом и втором чтении вопрос о необходимости реализации запрета на работу с детьми в отношении лиц, уже работающих с ними на момент вступления изменений в силу, неоднократно обсуждался. Комитет по труду и социальной политике предложил доработать законопроект и определить порядок (основания) расторжения трудовых договоров с лицами, на которых распространяется запрет, но которые были ранее приняты на работу и занимаются ею. В частности, предполагалось «дополнить перечень оснований расторжения трудового договора соответствующим положением, а также законодательно закрепить обязанность всех работающих с детьми лиц предоставить справку об отсутствии судимости и факта уголовного преследования».

В итоге в законопроект было введено новое основание для увольнения лиц, у которых обнаружится судимость, не совместимая с работой с детьми, а вот обязанность сотрудников представить справки в Законе прямо не указана. Тем самым данная забота возложена на руководство образовательных и иных учреждений, оказывающих услуги несовершеннолетним. Однако законодатели не предоставили работодателю эффективного механизма сбора соответствующих сведений о судимости с уже имеющихся у него работников.

На сегодняшний день работодатель самостоятельно получить сведения о судимости того или иного работника законным способом не может. В соответствии с п. п. 4 и 5 Инструкции о порядке предоставления гражданам справок о наличии (отсутствии) у них судимости обратиться с запросом о предоставлении сведений о судимости может либо лично гражданин, либо уполномоченное им лицо на основании доверенности. Законодательство не предусматривает направление запроса от работодателя в информационные центры МВД. Следовательно, руководство и кадровики организаций, ответственные за недопуск судимых граждан до работы с несовершеннолетними, вынуждены искать способы, с помощью которых можно было бы убедить сотрудников самостоятельно получить указанные справки либо выдать доверенность на их получение.

А теперь представим себе трудовой коллектив образовательного учреждения, где работают не только молодые и обаятельные «физруки», но и дамы предпенсионного возраста и нордического нрава. Причем последние, вероятнее всего, считают себя блюстительницами нравственности и морали и вряд ли захотят добровольно подвергнуться проверке и доказывать отсутствие у них судимости. Непонятно также, захотят ли проверяться профессора вузов и заслуженные работники науки и культуры. Представляется, что отправить указанный контингент за справкой из МВД — при отсутствии в Законе четкой обязанности и сроков — будет нелегкой задачей.

Таким образом, есть основания полагать, что сбор справок в отношении уже работающих лиц может быть осложнен саботажем данного процесса со стороны трудового коллектива.

Риск для работодателя

Ввиду отсутствия механизма по выявлению работников, имевших судимость, влекущую запрет на осуществление трудовой деятельности с детьми, у работодателя неизбежно возникают сложности при увольнении лиц, оказавшихся под подозрением. Например, представим себе ситуацию: имеется неподтвержденная информация о судимости сотрудника детского учреждения, и при этом он уже работает в организации, а для его увольнения необходимы веские основания. Поскольку сам работник в этой ситуации в увольнении не заинтересован, от получения справки о наличии либо отсутствии судимости он уклоняется. Что может предпринять работодатель и вправе ли он привлечь работника, предположим, к дисциплинарной ответственности?

С правовой точки зрения этот вопрос является неоднозначным. Даже если в правилах внутреннего трудового распорядка будет предусмотрена обязанность работника по представлению такой справки и работодатель письменно уведомит сотрудника о необходимости ее предъявления, увольнение такого работника только за уклонение от представления справки будет выглядеть сомнительным. Остается разве что объявить замечание или выговор. Даже если такое взыскание будет оспорено сотрудником в суде, работодатель отделается компенсацией морального вреда и возмещением судебных расходов. В случае же увольнения работника за нарушение трудовой дисциплины высока вероятность того, что суд не сочтет данное взыскание соразмерным и восстановит сотрудника в прежней должности, взыскав с работодателя средний заработок за все дни вынужденного прогула.

Кроме того, у суда, скорее всего, вызовет сомнения избирательность наказания. А работник, в свою очередь, получит основания заявить о дискриминации. Например, такая ситуация может возникнуть, если работодатель предъявляет подобные требования мужчине, работающему учителем в школе, а на учительниц предпенсионного возраста подобные меры при этом не распространяются.

Таким образом, возможность уволить сотрудника, подозреваемого в склонности к домогательствам по отношению к несовершеннолетним, при отсутствии оснований для применения мер дисциплинарного характера за непредоставление сведений об отсутствии судимости является довольно сомнительной. По этой же причине в ряде случаев руководству организации, работающей с детьми, как это ни жестоко звучит, для увольнения такого работника придется ждать рецидива и активно сотрудничать с правоохранительными органами по разоблачению насильственных действий в отношении несовершеннолетних. Получается, что гражданин, осужденный ранее за сексуальные домогательства по отношению к несовершеннолетним, был принят на работу с детьми в молодом возрасте, он может проявлять преступные наклонности хоть до пенсии. А работа в государственном учреждении, где с таким работником заключен трудовой договор на неопределенный срок, еще больше упрощает его положение.

Ответственность работодателя

За отсутствие справок о судимости в отношении лиц, с которыми трудовой договор заключен после 07.01.2011, работодатель может быть привлечен к административной ответственности по ст. 5.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, предусматривающей наложение штрафа в размере до 50 000 руб. либо приостановление деятельности организации на срок до 90 суток. При повторном нарушении руководитель юридического лица может быть подвергнут дисквалификации на срок от 1 года до 3 лет. При этом у проверяющих органов нет однозначной позиции относительно того, как оценить соблюдение законодательства применительно к тем сотрудникам, которые уже работали в организации на момент принятия нового Закона и продолжают осуществлять профессиональную деятельность, связанную с несовершеннолетними.

Очевидно, что большинство организаций, которым предписано не допускать до работы лиц, судимых за насильственные действия в отношении несовершеннолетних, проверку на предмет соблюдения изменений в ТК РФ не выдержат. Многие руководители образовательных учреждений Москвы до сих пор не знают о принятии Федерального закона N 387-ФЗ и, соответственно, о том, что теперь о каждом сотруднике, осуществляющем функции, перечисленные в ст. ст. 331 и 351.1 ТК РФ, потребуются сведения об отсутствии судимости.


Источник : hr-portal.ru

Похожая запись