Различия между семантической и эпизодической памятью были концептуализированы Е. Талвином. Исследователь доказал, что эпизодическая память содержит фундаментально автобиографическую и темпорально маркированную информацию, а семантическая память имеет дело с фактами, не зависящими от частных обстоятельств. Подобное определение семантической памяти оставляет неясным вопрос, включает ли она все наши знания о мире или только наши знания языка. Возможно и другое, более узкое определение семантической памяти, связанное с интерпретативной лингвистической школой и заимствующее из нее представления о значении как о совокупности семантических атомов, понятия семантической композиции и правил продуцирования. Вместе с тем существуют и аргументы в пользу принятия более широкой дефиниции семантической памяти как хранилища всей информации о мире. В подобном случае в исследовательское поле включаются многочисленные изыскания по проблеме знаний в целом, а не только те исследования, которые имеют дело со знани.ями языка. Кроме того, из узкого определения следует, что есть действительные различия между знаниями языка и знаниями о мире. Различия могут быть, но в лингвистике они не прописаны, это всего лишь предположение. Решение в пользу принятия более широкого определения семантической памяти означает, что различия между эпизодической и семантической памятью не эквивалентны различиям между аналитическим и синтетическим подходам. И хотя проводить границу между эпизодической и семантической памятью необходимо, все же нужно подчеркнуть: граница между двумя системами памяти нечеткая, здесь нет дихотомии. Любая информация уходит корнями в эпизодическую память; проблема в том, каким образом темпорально маркированная информация превращается в базовые знания.

Ряд направлений устанавливают связь семантической памяти и когнитивной психологии. Это изучений процессов 1) установления значений отдельных слов; 2) комбинирования значений отдельных слов для создания семантической репрезентации целого предложения; 3) сравнения значения целого предложения с хранимой в памяти информацией для определения его истинности или ложности; 4) вывода умозаключений из семантической интерпретации; 5) контекстуальных эффектов.

Смит и его коллеги проводят различие между сетевыми моделями (network models) и узловыми моделями (set models). В рамках первых семантическая память рассматривается как взаимосвязанная группа понятий, выстроенная по принципу граф. В рамках вторых семантическая память несвязанная группа понятий, каждое из которых имеет свои атрибуты или признаки. Проиллюстрируем различия двух типов, взяв две простые модели атрибутивную и иерархическую применительно к простому предложению. В атрибутивной модели каждое понятие репрезентируется набором определяющих атрибутов. Совокупность последних необходимое и достаточное условие для установления значения понятия. В предложении малиновки это птицы, например, от индивида требуется сопоставление атрибутов двух понятий, двух существительных: существительногосубъекта и существительногопредиката; атрибуты первого должны совпадать с атрибутами второго. Точнее, малиновка должна иметь атрибут птица плюс такие атрибуты, которые характеризуют ее как малиновку. Иерархическая модель пример простой сетевой модели. Понятия здесь репрезентируются в виде узлов в иерархической структуре графа. Если существует путь от узла малиновка к узлу птица, значит утверждение малиновки это птицы истинно.

Различия двух типов моделей становятся наиболее очевидными при анализе процессов верификации. В атрибутивной модели истинность предложения устанавливается на основе анализа атрибутов понятия, который выполняется всякий раз снова и снова. В иерархической модели истинность может устанавливаться актуализацией определенного фрагмента памяти, который уже иерархически упорядочен, здесь не требуется всякий раз совершать дополнительные операции. Малиновки птицы уже потому, что такой факт хранится в памяти. Истинность устанавливается путем нахождения данного факта в памяти. Напротив, атрибутивные модели как бы отвергают априорную истинность этого факта и выводят ее через процедуры вычисления. Важно отметить, однако, что и в атрибутивной модели имеет место некоторое предзапоминание, а иерархические модели не совсем чужды вычислениям. Атрибуты понятия сами по себе могут предзапоминаться. В свою очередь отдельные семантические факты, хранимые в памяти, подвергаются своеобразным вычислениям. Поэтому в моделях с предзапоминанием существуют вычисления в форме логических выводов. В иерархических моделях логические выводы это транзитивные отношения. Истинность предложения колли одушевленные существа устанавливается благодаря цепочке: колли собаки; собаки млекопитающие; млекопитающие животные; животные одушевленные существа. Представляется, что различие обсуждаемых двух типов моделей отражает фундаментальное различие того, как люди понимают простые предложения. Вычислительные модели исходят из того, что в процессе понимания идентифицируются отношения между составляющими элементами предложения, в то время как модели с предзапоминанием рассматривают понимание как проникновение в структуру информации. Подобное различение вычисления и предзапоминания является привычным в когнитивной психологии. Важными факторами, различающими модели с вычислениями и предзапоминанием, являются процессы обнаружения и сравнения, а именно: первый тип моделей особое внимание уделяет процессам сравнения, второй тип процессам обнаружения (нахождения), хотя и те, и другие процессы задействованы в обоих типах моделей. Речь идет именно об акцентах. Первый тип моделей связывает трудности понимания с количеством и сложностью процессов сравнения, тогда как вторые с количеством и сложностью процессов обнаружения… Есть еще одно различие двух типов моделей. Атрибутивные модели всегда допускают расширение понятий, иерархические нет. В первых мы имеем дело с анализом набора атрибутов субъекта и предиката предложения. Во вторых слово является элементом структуры графа, и его атрибуты не важны.

«Модель сравнения характеристик » (feature comparison model) понятия репрезентируются в виде набора семантических атрибутов или характеристик. Отличие от атрибутивной модели состоит в том, что среди атрибутов выделяются те, которые признаются более важными, обязательными, определяющими значение понятия, и те, которые считаются характеризующими и являются факультативными. Иными словами, не все атрибуты равнозначны. Устанавливается, какая часть атрибутов предиката совпадает с атрибутами субъекта. Если степень совпадения значительная, предложение верифицируется, если незначительная не верифицируется. Если степень совпадения средняя, проводится еще одно дополнительное, более детальное сравнение атрибутов субъекта и предиката. С учетом наших трех различий, о которых шла речь выше, данная модель легко классифицируется. Это модель с вычислениями, т.к. в ней отношения между категориями не запоминаются, а выводятся в опоре на сравнения семантических компонентов. Значит, описываемая модель допускает расширение терминов, базируется на операциях сравнения, отождествляет время, необходимое для верификации предложения, с временем, затрачиваемым на процессы сравнения. В предложении малиновки птицы, малиновки и птицы имеют очень схожие определяющие и характеризующие признаки, т.к. малиновки самые типичные птицы. Поэтому одного сравнения достаточно для верификации данного предложения. А вот верифицировать предложение пингвины птицы труднее, хотя пингвины имеют все определяющие характеристики птиц. Но они довольно нетипичные экземпляры и имеют немного общих с остальными птицами характеризующих признаков. Здесь одним сравнением не обойтись, понадобится дополнительное второе сравнение. Итак, рассматриваемый тип моделей модели с вычислениями, в которых допускается расширение концептов и которые объясняют трудности понимания вариативностью процессов сравнения.

Другая модель «маркерпоисковая модель » (marker search model) подразумевает репрезентацию понятий в семантической сети с определенными маркерами. Маркеры взаимосвязаны, т.е. существует путь (тропа) от одного маркера к другому, благодаря которому устанавливается, что малиновки это живые существа. Как видим, данная модель почти не отличается от иерархических моделей. Вместе с тем имеются дополнения. Первое: предполагается, что могут существовать усеченные пути (тропы), т. е. может быть прямая связь понятий цыпленок и живое существо, минуя маркер птица. Второе: тропы имеют собственные маркеры, что важно при обработке ложных утверждений. Что можно сказать об этой модели в свете наших трех различий? Очевидно, это модель с предзапоминанием, скорость верификации зависит от скорости процессов обнаружения, модель не приветствует расширение терминов. Рассматриваемая нами модель представляет собой более продвинутую модель семантической памяти, чем упомянутые выше.

Во взглядах на семантическую организацию доминировал ассоцианизм доктрина, утверждающая, что психологические явления функционально связаны. Несмотря на эти важные достижения, никакой последовательной теории семантической памяти разработано не было. За последние несколько лет в подходе в семантической памяти произошел сдвиг от ассоцианистских позиций к когнитивным. Хотя эти две позиции имеют общие черты, акцент в последней делается на детальном описании когнитивных структур, которое отражало бы способ организации семантической информации в памяти. В некотором смысле работа когнитивного психолога заключается в абстрагировании данных из семантических экспериментов и систематизации этих данных в виде детальной структуры памяти. Чтобы это сделать, надо объединить и согласовать данные многих экспериментов, в результате чего модель семантической памяти может стать весьма сложной.

Можно представить, что представление знаний в виде сети семантических ассоциаций это основной вопрос когнитивной психологии: «Самая фундаментальная проблема из тех, с которыми сегодня встречается когнитивная психология, это как теоретически представить знания, имеющиеся у человека: что представляют собой элементарные символы или понятия, и как они связаны, состыкованы между собой, как из них строятся более крупные структуры знаний, и как осуществляется доступ к столь обширной «картотеке «, как ведется в ней поиск, и как она используется при решении рядовых вопросов повседневной жизни «. Чтобы найти связь между повседневными проблемами и репрезентацией знаний, Андерсон и Бауер использовали пропозиции утверждения или высказывания о сущности этого мира. Пропозиция это абстракция, которая передает фразу и похожа на нее нечто вроде отдельной структуры, связывающей идеи и понятия. Пропозиции чаще всего иллюстрируются семантическими примерами, но другие виды информации например, зрительная, также могут быть представлены в памяти в виде пропозиций. «Назначение «долговременной памяти » записывать информацию о мире и обеспечивать доступ к хранимым данным. В пропозициональных репрезентациях основная форма записи информации это конструкция «субъектпредикат «. В исследованиях семантической памяти доминируют две основные позиции, различающиеся по своей направленности: ассоцианистский подход, который сосредоточен на функциональных связях между понятиями, и когнитивный подход, который сосредоточен на мысленных структурах, характеризующих отношения между значением и памятью. Ассоцианистское направление исследует семантическую организацию памяти путем анализа особенностей свободного воспроизведения (например, то, какие слова припоминаются совместно); предполагается, что таким путем можно получить информацию о характере организации понятий и лежащей в их основе когнитивной структуры. Когнитивные модели систематизируют данные семантических экспериментов, создавая всеобъемлющие теории памяти; они подразделяются на групповые модели, модель сравнительных семантических признаков, сетевые модели и пропозициональные сети. » В групповых моделях понятия организованы в виде множества «групп » информации, содержащих категории и атрибуты. Модель сравнительных семантических признаков также предполагает наличие групповой структуры, но разделяет атрибуты на определяющие, или существенные, и характерные, или описательные, признаки. Оценка понятий предположительно основана больше на определяющих признаках. Сетевые модели исходят из того, что понятия хранятся в памяти в виде независимых единиц, объединенных конкретными и значимыми связями (например, «Малиновка есть птица «). Предполагается, что воспроизведение из памяти осуществляется путем оценки достоверности целевых и связанных с ними понятий и что перемещение по структуре в процессе извлечения информации требует времени. В моделях пропозициональных сетей память организована в виде сложной ассоциативной сети пропозициональных конструкций, являющихся наименьшими значимыми единицами информации (например, «НьюЙорк (есть) большой «).

Один из первых этапов, через который проходит информация, называется «сенсорный регистр «. Взрослые помещают в сенсорный регистр большое количество зрительной информации и она на короткое время (около 250 мсек) остается там в необработанном виде. За это время некоторая информация передается в кратковременную память, посредством избирательного внимания способность сосредотачиваться на существенной информации и отфильтровывать несущественную. Когда мы смотрим на сложный по составу стимул, мы сосредотачиваемся на ряде имющихся у него аспектов и передаем их в память. Этот процесс называется «кодированием «, поскольку увиденный стимул сохраняется у нас не в виде буквальной копии, а «кодируется » или преобразуется, подобно тому как телеграфный код преобразует букву в определенную последовательность точек и тире. В кодировании сложного стимула заключены огромные и разнообразные возможности: мы можем сосредоточиться на его цвете, форме, величине или удаленности, на его названии или на многих других вещах, связанных с ним.[8]

Информация об устройстве человеческой памяти полезна для построеня этнопсихологической теории. При этом следует учесть, что наша память избирательна и в своей избирательности культурно детерминирована. Не все события, запечатленные в нашей памяти становятся достоянием сознания, и в целом наша память представляет нам мир так, что его образ соответствует нашей культурной картине мира.


Источник : hr-portal.ru

Похожая запись