Продвижение новой бизнес-услуги у нас обычно начинается с попыток объяснить, как «это» переводится с «бизнес-английского» на «деловой русский» и чем «это» не является. Коучинг — не консультирование, не наставничество, не психотерапия… В простом переводе с английского «coaching» означает тренерство. Смысл современного коучинга проще всего понять, проследив историю его возникновения и развития на Западе.

Американские эксперты считают, что само понятие «коучинг» изобрел американец по имени Томас Леонард. В 1980-х годах он занимался финансовым консультированием своих клиентов (частных и корпоративных), оказывал услуги по финансовому сопровождению и планированию. В какой-то момент Леонард заметил, что его наиболее успешные клиенты хотят не просто консалтинга, а более «личных» советов в области профессиональной жизни. Повторим, что это были люди состоятельные, по-американски удачливые, занимающие руководящие посты в бизнесе. Кто-то из них хотел узнать и научиться новым «технологиям реагирования» на события в профессиональных ситуациях, кто-то мучился оттого, что всего уже достиг, и не знал при этом, как сформулировать себе цели дальнейшей жизни. Леонард, человек с опытом в сфере консалтинга и психологии, взялся им помочь. А чтобы «формализовать» услугу, принял для себя название «коуч» — тренер. Так родился коучинг.

В американской среде слово быстро прижилось. Воспитанным на культе успеха американцам понятно, что личный тренер значительно увеличивает шансы на победу. В 1990-х годах коучинг получил широкое распространение, появились различные виды коучинга, сформировалась его идеология. Коучинг стали делить на «личный» и «деловой», в рамках каждого направления образовались «подвиды». Сейчас в США есть даже «коучинг пенсионеров». Со временем многих экспертов перестало удовлетворять простоватое понятие «тренерство». Чтобы обеспечить услуге лучший «промоушн», некоторые авторы стали производить понятие «coaching» от «co-achieving»- «со-достижение». Продукт с более «глобальным» звучанием и стоит дороже.

Коучинг — это не… Это «да»

Большинство статей, написанных профессионалами, начинаются с объяснений, что коучинг — это не консалтинг, не наставничество и не психотерапия.

В консалтинге клиент покупает у консультанта готовое решение проблемы. Консультант, конечно, аргументирует свое предложение, но не учит клиента решать проблемы вообще. В будущем купленное решение неприменимо при малейшем изменении условий задачи.

В наставничестве более опытный человек передает свои знания менее опытному. Таким путем можно усвоить опыт наставника и попробовать применить его в своей работе. Но наставник не может научить человека чему-то, чего не знает сам.

В психотерапии пациенту помогают понять ошибки, совершенные в прошлом. Затем психотерапевт предлагает способ исправить в настоящем те психологические искажения, которые были инициированы ошибкой.

В отличие от вышеперечисленного, коуч помогает клиенту научиться по-новому решать проблемы, реагировать на явления, ориентироваться в ситуациях, ставить цели и достигать гармонии в своей деятельности с окружающей средой. Конечно же, клиент коуча — это не пациент психотерапевта. В личностном коучинге это руководители или топ-менеджеры, яркие личности, которые прошли в жизни очередной профессиональный этап и хотят максимально эффективно освоить новый. Тренера они обычно ищут «под задачу». Настоящий VIP-коучинг можно объяснить с помощью аналогий из образования или спорта.

Например, студент в университете изучает «технологии» менеджмента. Затем начинает работать и на практике постигает, как их применять в работе. Это обычный тренинг. А личный тренинг начинается тогда, когда тренер-виртуоз помогает ему понять, какие из всех возможных технологий наиболее подходят под его личность, его характер, его ресурсы. «Подходят» с точки зрения его целей, разумеется. И в этой работе тренер неизбежно должен помочь клиенту лучше понять свою личность и свои цели на этом этапе жизни.

Людям очень трудно проделать такую работу самостоятельно, потому что для этого надо в какой-то момент посмотреть на себя со стороны. Мы не делаем этого и используем небольшую часть своих ресурсов. С новичком или обычным служащим никто не будет возиться — зато топ-менеджер имеет возможность обрести тренера и развить свои преимущества до новых высот.

Другой пример можно взять из конного спорта. Даже выдающиеся всадники, олимпийские чемпионы нуждаются в тренере. Просто потому, что не видят со стороны своей посадки. Нужен кто-то, кто не сидит с тобой на лошади, а пристально смотрит на тебя со стороны и комментирует происходящее. Конечно, тренер чемпиона не ограничивается этим — он помогает всаднику раскрыть индивидуальные возможности до конца. И он всегда учитывает характер спортсмена и той лошади, на которой спортсмен едет.

Когда рождается необходимость

С точки зрения «большого бизнеса», коучинг — это естественный шаг в развитии сферы услуг для менеджмента.

Ко второй половине ХХ века менеджмент в развитых странах стал утилитарным. Лидерами становились компании, которые внедряли в производство новые технологии. А максимальная эффективность достигалась с помощью технологий управления. «Технология» и «эффективность» — ключевые понятия в мировоззрении той эпохи. На их фундаменте сложилась идеология менеджмента персонала. Сотни тысяч высококвалифицированных, правильно мотивированных «винтиков-управленцев» скрепляли огромные механизмы транснациональных корпораций.

Но построенная система росла до какого-то предела, а потом стала себя перерастать. Эффективность во многих крупных компаниях к концу века снизилась, западные менеджеры в массе своей стали терять творческое начало — несмотря на мотивацию. Вновь возникла нужда в вождях и лидерах, креативных личностях. И практика родила новые идеи и средства. Коучинг — одно из них.

Можно сказать, что коучинг — это инструмент работы с «виртуальными реальностями» бизнеса через усовершенствование принципов работы тех людей, которые определяют жизнь компании. Нестандартное решение руководителем какой-нибудь застарелой проблемы может в масштабах корпорации принести прибыль в десятки миллионов долларов — иногда даже без инвестиций. Если существует тренерство, которое способно помочь почти каждому руководителю развиваться дальше, то спрос на эту услугу гарантирован.

С ростом числа людей, получивших позитивный опыт коучинга, для новой услуги стали открываться все новые и новые области. Постепенно возникла изощренная специализация: коучинг для топ-менеджеров, финансовый, маркетинговый, организационного развития, служб персонала, коучинг в области малого бизнеса, в сфере партнерства, лидерства, командный, спецпроектов и т.д. Существует также мотивационный коучинг, коучинг устранения проблем, управления временем, коучинг стиля и профессионализма, карьеры, достижений….

В 1990-х коучинг проник в Россию. И до сих пор ищет себе место на ее необъятных просторах.

Российский коучинг

В России коучинг проходит тот же путь, который до него одолели консалтинг или корпоративные тренинги. Вспомним, как утверждались у нас эти услуги в 1990-х. Вначале появились малоизвестные понятия, затем они стали модными. Были фирмы, которые заказывали консалтинг или тренинги у «специалистов» — и получали порцию бесполезной болтовни или перепечатку из неизданных у нас учебников по менеджменту. Дорого поплатившись (в прямом смысле) за свой эксперимент, эти фирмы надолго приобретали иммунитет к предложениям «профессионалов». Тем не менее крупные компании (московские или с западными инвестициями) смысл услуг понимали и предъявляли на них спрос. Через некоторое время рынок начал стабилизироваться, появился позитивный практический опыт, сформировались деловые репутации. Дело пошло.

Подобное происходит и с коучингом, только до стабилизации здесь еще далеко. Часть современных российских коучей завоевали своих первых клиентов по тому же принципу, что и американец Томас Леонард. Они успешно работали в сфере бизнес-консультирования или обучения, имели общение с интересными руководителями и в какой-то момент почувствовали, что могут зарабатывать коучингом. Ведь стартовый капитал в этой области — это доверие людей, которые могут быть твоими клиентами. Если квалификация позволяла, они делали успешный дебют — а дальше начиналось постепенное развитие.

Со временем услуги коучинга начали предлагать и компании, занимающиеся обучением. Они имеют клиентскую базу и возможности продвижения коучинга как одной из услуг компании. Надо сказать, что до сих пор в России (да и в любой другой стране мира) очень мало компаний или людей, которые занимались бы исключительно коучингом. У большинства специалистов есть другие занятия и источники дохода.

Вместе с рождением нового рынка на него обязательно устремляются шарлатаны и дилетанты. При том, что качественный коучинг в России, по мнению специалистов, развит очень слабо, а подавляющее большинство успешных примеров приходится на Москву и Санкт-Петербург, желающих «потренировать» российских топ-менеджеров с каждым годом становится больше. В принципе, любой экономический вуз страны может провести для своих студентов семинар по коучингу или курс переподготовки для людей с дипломами. После этого некоторые выпускники дают объявления в СМИ и Интернете о своей готовности работать коучем. Естественно, у руководителя — со всем его жизненным и профессиональным опытом со времен перестройки — эти предложения вызывают смех. Чтобы научить такую личность неким «изыскам» в построении жизни и функционирования, коуч сам должен быть личностью не менее яркой.

Критерии оценки

Итак, представим ситуацию: «бизнес-спортсмен» Икс ищет себе личного тренера. Возможно, Икс — это топ-менеджер крупной компании, которая доросла до того, чтобы стремиться к максимально эффективному менеджменту, к его «персонализации». Или в работе управляющих компании есть проблема, устранение которой находится в компетенции Икс. Или Икс хочет насладиться своими достижениями, открыть для себя новые приемы поведения, отношения к ситуациям и людям, сделать свою жизнь более интересной. Или переорганизовать работу так, чтобы получить больший досуг. Как Икс может найти под свою задачу хорошего коуча?

Можно обратиться в авторитетную компанию, которая среди прочих бизнес-услуг предлагает коучинг. В некоторых из компаний клиенту предлагают встретиться с несколькими кандидатами на роль тренера и выбрать того, кто понравится больше. Но обращение в компанию, занимающуюся коучингом, не гарантирует, что клиент получит именно VIP-уровень и не испытает разочарования. Сами «коучи» не могут прийти к согласию — сколько, например, в Санкт-Петербурге «настоящих» специалистов (и кого вообще можно считать «настоящим»).

Другие находят тренера по рекомендации. Рекомендация — самый надежный сертификат качества в коучинге. Ведь формальных оснований для занятий этим видом деятельности нет. Работа коучей не сертифицируется, единой ассоциации они не создали. И в деловом, и в личностном коучинге успешно действуют «коучи-индивидуалы». Они идут от одного сотрудничества к другому, не вступают в ассоциации, не организуют компании. «Организованные» коучи называют их «теневыми» тренерами. Для клиента же важен только результат сотрудничества с коучем, а не разборки в их среде. Если он удовлетворен результатом, то приводит тренеру нового клиента.

Впрочем, большинство специалистов высказывают мысль, что с развитием коучинга в России ситуация стабилизируется. Появятся и сертификаты, и ассоциации, и единые подходы к обучению специалистов. А пока критерием выбора остается соответствие между личностью тренера и теми ожиданиями, которые клиент имеет перед обращением.

Если же говорить о критериях оценки сотрудничества, то большинство специалистов предлагают ориентироваться на результаты клиента. Когда компания клиента развивается, ее обороты увеличиваются, появляются новые интересные проекты, новые цели, сам клиент начинает выходить на те позиции, о которых мечтал и к которым стремился, — значит работа коуча была эффективна.

Процесс работы

В работе с коучем есть общие принципы, которые прослеживаются при любых вариациях. Во-первых, коуч — это всегда «человек со стороны». Он не может быть ни членом команды, ни партнером того, с кем работает. При любых обстоятельствах он остается внешним, независимым специалистом. Он способен хранить конфиденциальность информации, устанавливать доверительные отношения с клиентом и сопереживать его успехам и неудачам.

Это элементарные требования, без выполнения которых нет смысла говорить о дальнейшем. Конечно, хорошо, когда отношения начинаются с чего-нибудь более привычного, менее личного, чем коучинг. Например, с услуг консалтинга. Если клиент почувствовал доверие к консультанту как к личности и как к профессионалу, то консультации становятся индивидуализированными, естественно перерастают в совместное творчество по реализации целей клиента. В этом случае гораздо проще решаются и вопросы оплаты. Клиент создает у себя представление о степени «эксклюзивности» услуги и определяет, сколько он готов за это заплатить. А коуч решает, сколько энергии и времени он может при такой оплате вложить в сопровождение клиента. Кроме того, оба могут корректировать свои позиции с учетом обстоятельств.

Но специалисты стремятся сделать коучинг самостоятельной областью услуг. Для этого отношения надо формализовать, выработать правила игры. Сегодня процесс коучинга уже имеет некоторые такие правила.

Обычно совместная работа начинается с интервью. В ходе интервью определяется, какие у клиента цели и ожидания. Фактически интервью закладывает фундамент. Коуч составляет для себя психологический портрет клиента, определяет его сильные и слабые стороны (с точки зрения цели, разумеется) и формулирует свою позицию. Коуч и клиент обсуждают настоящее и будущее своего партнерства, в этот момент определяется их совместимость — от «мировоззренческих» планов до технических вопросов оплаты. Если отношения складываются, начинается коучинг.

Он может включать в себя индивидуальное консультирование по деловым и личным вопросам; определение базовых психологических преимуществ клиента, его успешных стратегий поведения, основных проблем и ограничений с целью их дальнейшей коррекции и компенсации; персональные тренинги; психотерапию, индивидуальную работу со значимыми лицами из ближайшего окружения клиента. И, конечно, сопровождение — участие в повседневной деловой жизни клиента (совещания, переговоры, принятие решений, публичные выступления, различные рекомендации, вплоть до выбора гардероба, дизайна офиса и т.д.).

Для настоящего коуча очень важно вместе с клиентом прояснить его «жизненную миссию». Ведь люди часто попадают в ситуацию, когда подсознательно стремятся к одному, а умом формулируют себе другие цели. Так происходит под влиянием окружения, или традиции, или привычки. Надо понять, чего же клиент на самом деле хочет, — тогда коучинг принесет ему максимальную пользу. Например, клиент хочет стать лидером на рынке, или выйти на международную арену, или занимать стабильное положение на локальном рынке и посвящать себя семье, или стать миллиардером, или реализовать свои идеи, или получить известность.

А когда настоящая цель определена, коуч и клиент намечают пути ее достижения. Для этого важнее всего понять — какие у клиента ресурсы. Именно здесь практически невозможно обойтись без помощи личного консультанта, который смотрит на ситуацию клиента со стороны. Консультант помогает клиенту по-новому взглянуть на себя и свой бизнес, включить внутренние резервы, привести в действие систему мотивации, развить личностный потенциал, правильно позиционировать себя и сформировать соответствующий имидж.

Конечно, если коуч видит, что цели клиента недостижимы, он должен сказать ему об этом. Настоящий коуч уважает себя и своего клиента. Он организует ему информационное поле, помогает определить плюсы и минусы тех или иных решений, предлагает какие-то возможности компенсирования отказа от той или иной цели. Но принятие решения все равно остается за клиентом. Условно говоря, если шестидесятилетний директор банка поставит цель стать космонавтом, его личный консультант обязан представить ему реальную картину. Если же человек все-таки настаивает на своем, он должен быть готовым нести ответственность за принятые решения.

Коучинг в России постепенно развивается, поскольку обещает клиентам высокие результаты. Негативные примеры, «замусоренность» рынка тормозят, конечно, его развитие, но остановить не могут. Клиенты, которые представляют себе возможности коучинга, продолжают искать тренера даже в том случае, если первые попытки оказались неудачными.


Источник : hr-portal.ru

Похожая запись