Конфликт? да поможет воображение!

Конфликт в организации есть социально-психологический феномен. Конфликт — это то, что стимулирует организацию к развитию, к творческим действиям и предприятиям, двигает организацию к взятию высот в виде материальной и символической прибыли.

Согласно конфликтологу Л. Козеру из конфликта всегда можно вывести позитивное решение, ведущее к компромиссу, основанному на общих интересах, или к консенсусу, основанному на общих ценностях. В зависимости от ситуации конфликт бывает полезен. Поэтому кризисы и конфликты доктора «садогуманисты» порой прописывают с большими оговорками крепким организмам и структурам. Но ведь чтобы прийти к компромиссу или консенсусу, надо преодолеть критическую стадию, которая сама по себе неладная.

Соглашаясь отчасти с Козером (и немало обращаясь к его идеям), я все же не смогу смотреть на конфликт ни нейтрально, ни положительно: в этой статье конфликт анализируется как проблема, которая мешает творчеству и развитию организации. Конфликт в организации я рассматриваю как данность, как неизбежное, но разрешимое. Мне бы хотелось показать то, как возможно снятие конфликта с помощью воображения и конструирования действительности второго порядка: «Как воображение снимает конфликт, способствует управлению персоналом», «Как организации могут помочь», «Воображаемые враги и третья сторона конфликта».

Конфликт как борьба за ценности и не только

Попытаемся определиться с понятием «конфликт» более детально. Козер дает такое рабочее определение конфликта (социального конфликта!): «это борьба за ценности и притязания на статус, власть и ресурсы, в ходе которой оппоненты нейтрализуют, наносят ущерб или устраняют своих соперников» .

Оппоненты в радикальном виде — это враги; другой «участник» конфликта — примиряющая сторона. Примиряющая сторона есть третья сторона (устоявшееся выражение в конфликтоведении). В более обновленном и современном варианте идеи конфликтологов выглядят так:

«1. Конфликт есть процесс развития взаимодействия субъектов от конфронтации к коммуникации.

2. Конфликт — столкновение различных типов мышления, каждый из которых претендует на репрезентативность.

3. Конфликт — это ситуация… которая затем может перейти к исследованию собственных форм мышления» <2>.

Соединительный, объединяющий процесс движения от противостояния к коммуникации в конфликте и вне конфликта — это процесс, подталкивающий к компромиссу или консенсусу. Хочу обратить внимание на то, что взаимодействие в виде обмена информацией возможно и в период конфронтации, до этапа мирных переговоров, т. е. до того момента, когда наступает непосредственное коммуницирование. Это хорошо видно на примере войн (война — это крайняя форма конфликта; крайняя форма, если верить Клаузевицу, продолжения политики иными средствами), особенно в XX в. Даже в XXI в. войны не сильно изменились, они остались информационными, а не коммуникационными, что, собственно, перестало бы делать их войной, т. к. в коммуникации проходит обмен знаниями, а если его нет, немудрено, что за переговорами может быть убит один из послов или дипломатов. Но есть и другая точка зрения: «между войной и ее отсутствием нет никакой разницы. Ведь прежде чем высказывать какие бы то ни было суждения о событии, следует понять, произошло оно или нет» <3>. Тем не менее если мы говорим об организации, то конфликт виден всегда. Да, поначалу он может быть сокрыт, к примеру, от глаз рядовых сотрудников, однако в дальнейшем проявит себя.

Как обобщенно выглядят войны? Во-первых, между двумя и более заинтересованными сторонами возникают острые противоречия по вопросу о ресурсах, они могут быть как материальными (деньги, нефть, алмазы и другие полезные ископаемые), так и символическими (оказание влияния, желание обладать идейной гегемонией, господство нацизма-фашизма, демократии, социализма-коммунизма). Противоречия выливаются в военный конфликт — это пункт номер два. В-третьих, работает пропагандистская машина, именно через нее происходит обмен информацией, но не достоверными знаниями. В-четвертых, чтобы разрешить конфликт, стороны садятся за стол переговоров, возникает коммуникация. Далее возможны разные сценарии: дружба, вражда без войны, продолжение войны. Все это сейчас не так важно. Для меня значимо показать различие в конфликтной ситуации работы с информацией без знания и работой с проинтерпретированной информацией, которая возможна только в коммуникативных условиях. Необработанная информация делает нас ближе к воображению.

Завершая понятийную тему, дам очень толерантное, почти неконфликтное определение конфликта Дж. Рубина, Д. Пруйта и С. Х. Кима, которые рассматривают «конфликт как воспринимаемое расхождение интересов или убеждение сторон в том, что их устремления не могут быть достигнуты одновременно» <4>.

О воображении

Для начала двинемся к всегда актуальному вопросу для организаций: как можно разрешить конфликт? Только ли реальными средствами воздействия он разрешим? Предлагаю представить две точки: A и B, которые вписаны в окружность. Окружность разделяет черта (неважно, пропорционально или нет). Результат этого разделения в том, что точка A находится на одной стороне окружности, а точка B — на другой. Таков конфликт в реальности, это, скажем так, его физическая природа в статике. В динамике точка A должна стремиться на территорию B. Точка B занимает глухую оборону; планирует нанести ответный удар по позициям A, совершить экспансию на ее территорию. Физическое решение конфликта — это устранение разделительной черты.

Если помыслить себе эту картинку как нарисованную карандашом на бумаге, то мы просто берем ластик и стираем черту. Но с чего мы вдруг берем, что стереть линию — значит уничтожить конфликт? Здесь работает социальное: я приписал картинке определенное значение, сделал ее символом, теперь эта картинка обозначает конфликт. То есть ответ на вопрос звучит так: нам так сказали, у нас так принято: понимать, находить и выискивать конфликт под символом разделенной окружности с двумя вписанными в нее точками.

А как выглядит эта диковинная окружность со странными точками и разделительной чертой в голове (сознании) человека? По большому счету неизвестно. У каждого человека эта картинка своя, замечу, что черный ящик людского сознания превращает ее в черный квадрат. Но есть один нюанс: у кого-то квадрат черный, у кого-то белый, у других — зеленый или красный. Если в обществе картинка с изображением молнии обозначает «Осторожно! Электричество!», то в мире воображения эта картинка может быть «пристегнута» к другим значениям — например, молния — это символ супергероя Флэша, такой же, как буква S у Супермена или летучая мышь на груди Бэтмена. Этим я хочу высказать достаточно простую мысль: буква S и летучая мышь в социальном — это не только знаки супергероев.

Таким образом, на врагов извне и на третью сторону конфликта я хочу посмотреть не как на реальные явления, а как на действительность второго порядка. Действительность второго порядка — это конструируемое социальным воображение сотрудников (сотрудника, если быть более точным) организации. О чем речь? Речь о том, что конфликт разрешается тогда, когда действительность второго порядка отправляется на перекодировку. Приступим к анализу.

Вечные враги

Враги предполагают наличие своих, друзей, наших. В каком-то смысле они могут быть и в организации, «например между рабочими и управленческим персоналом… Можно часто видеть рабочих лидеров и управляющих в социальной жизни не проявляющими никакой враждебности друг к другу, тогда как в конфликте они выполняют роли враждующих групп» <5>. Что же делать, когда внутри организации разные стороны конфликтуют? Переместиться вовне, сплотить их при помощи врага, врагов. В конкурентных условиях слово «враги» настораживает. Надо понимать, что такие враги не должны уничтожаться, такие враги должны всегда быть. Примеры: отношения граждан России к странам Запада; «война» компании «О-сист» с компанией «Трансмоторные сети» (реальные имена компаний изменены). Эти враги есть сконструированный социальный код, который должен попасть в воображение каждого работника. В идеале воображение должно дописывать демонические черты к портрету врагов.

Приведу пример из личного опыта. Оператор моей мобильной связи — «Трансмоторные сети». Я хочу расплатиться за нее в мини-ларьке компании «О-сист», на что продавец отвечает: «Мы [компания «О-сист»] не хотим даже слышать имена этих уродов!» Возможно, что в «О-систе» действительно сконструировали образ «уродов из «Трансмоторных сетей», тем не менее такая искренняя ненависть продавщицы — это ее фантазия по отношению к «Трансмоторным сетям», активная работа воображения. Таким образом, описанная выше окружность в сознании продавщицы трансформировалась в нечто более ужасное, что позволяет ей публично оскорблять конкурирующую компанию. С точки зрения управления персоналом продавщица — конфликтный работник, верный ценностям компании (хотя интерпретировать ситуацию как обычное хамство продавщицы тоже возможно).

Когда есть внешний враг, внутренние проблемы и конфликты забываются. Перефразируя одного мультипликационного героя, можно о вымышленном враге сказать так: враг как бы есть, но его сразу нет. Сразу нет потому, что его сложно уловить, поймать как реального врага.

Третья сторона конфликта — что это или кто?

Работа с вымышленной третьей стороной более реальна (в физическом смысле), чем работа с вымышленными врагами. Усилие воображения требуется в том случае, когда речь идет о врагах, т. к. они неконкретны в предметном отношении. Врага сложнее пощупать, чем человека, который примерил на себя маску медиатора конфликта.

Гарантии

Гарантировать то, что при помощи воображения абсолютно исключается конфликт, невозможно, т. е. это неидеальное средство управления персоналом. На мой взгляд, даже реальные попытки разрешения конфликта также не решают всех проблем. Следует понимать еще и то, что при разрешении одного конфликта обязательно возникнет другой, более простой или более сложный. Конфликт неактуален тогда, когда он разрушил организацию (пожалуй, это может быть интересно в виде практики лишь историкам организационного менеджмента).

Воображение может способствовать как разрешению конфликта, так и его развитию. Как пишет о воображаемой безопасности Дж. Преториус: «простые люди в восприятии безопасности являются объектом манипуляций со стороны элит, однако люди могут также быть тормозом элитного авантюризма» . Эту информацию всегда следует держать в уме.


Источник : hr-portal.ru

Похожая запись