Что изучала школа Культура и Личность | Специфика понимание личности в культуре | Психологическая антропология и смежные дисциплины

Что изучала школа Культура и Личность

Перед этнологами встал вопрос о новых теоретических подходах к проблеме культуры, личности в культуре, о дальнейших путях развития того направления в этнологии, которое продолжало традицию школы «Культура и Личность «. Так, по мнению Френсиса Хсю (Hsu), предложившего переименовать данное направление в «психологическую антропологию » (это произошло в 1961 году), «главной задачей психоантропологов является исследование сознательных и бессознательных идей, управляющих действиями людей «.[1]

Что включает в себя школа «Культура и Личность » с точки зрения Френсиса Хсю? Он отвечает на этот вопрос так:

«1. Это любая работа антрополога, который имеет хорошее знание психологических концептов или представителя другой дисциплины, который имеет хорошее знание антропологических концептов.

2. Это любая работа, которая имеет отношение к индивиду как локусу культуры.

3. Это любая работа, которая признает культуру как независимую или зависимую переменную, связанную с личностью.

4. Это любая работа антрополога, который использует психологические концепты или технические приемы, или психолога, которая может представить необходимые данные в форме, пригодной для антропологов.

5. Сфера Культуры и Личности является эквивалентной с кросскультурным изучением личности и социокультурных систем и включает такие проблемы, как (а) связь социальной структуры и ценностей с модальными паттернами воспитания ребенка, (в) связь модальных паттернов воспитания ребенка с модальной личностной структурой как выраженной в поведении, (с) связи модальной личностной структуры с ролевой системой и проективными аспектами культуры, и (d) связь всех упомянутых переменных с паттернами девиантного поведения, которые варьируются от одной группе к другой. Используемые теории и проверенные гипотезы могут заимствоваться из любых наук о поведении, но характерным признаком исследования Культуры и Личности является акцент на естественных групповых различиях как предмете изучения. Изучение индивидуальных различий, поэтому, не является делом Культуры и Личности. Не являются таковым и экспериментально производимые социальными психологами исследования групповых различий. Изучение роли многих личностей внутри отдельного общества находится на пограничной линии, но групповые различия внутри общества, по моему мнению, непосредственно находятся в области культуры и личности. Так, изучение типов шизофрении в двух американских этнических группах Марвина Оплера является исследованием в области Культуры и Личности.

6. Исследователи направления Культура и Личность имеют дело с поведением всегда в отношении к его предпосылкам и не могут удовлетвориться просто описанием характеристик как обычно делают социальные психологи. «[2]

Специфика понимание личности в культуре

Предмет исследования Культуры и Личности вызывали непрекращающуюся дискуссию среди многих антропологов. На одном конце находилась суперорганика Крёбера, и, возможно, более крайняя позиция культурологии Лесли Уайта, которая приближается к утверждению, что ход истории не зависит от рождения отдельных личностей. Этот взгляд критиковался на том основании, что культура не может существовать без индивида. На другом конце находились ученые, которые отмечали индивидуальные различия и культурное разнообразие в каждом обществе. Но очевидно, что ни одна наука о человеке не была бы возможна, если бы просто концентрировались на индивидуальных различиях.

Чтобы удовлетворить обеим крайностям желательно ввести экстенсивный анализ всех компонентов личности, от биологического, связанного с физическим окружением, социального и культурного с одной стороны и универсального, коллективного, ролевого и идиосинкратического с другой. Все человеческое поведение опосредуется через умы отдельных человеческих существ и все человеческие существа живут в социальных группах, каждая из которых управляется специфическим паттерном культуры. Все человеческое поведение, за исключением случайных движений и рефлексов, является, поэтому, одновременно психологическим и социальным по природе. Однако, к одним и тем же психологическим данным можно подходить с разных углов зрения. Угол зрения может оказаться основным различием между культурной антропологией и социальной антропологией, и между ними и Культурой и Личностью.

Культура и Личность имеет дело с человеческим поведением, по преимуществу в рамках идей, которые формируют основание взаимоотношений между индивидом и его обществом. С одной стороны, она имеет дело с идеями, разделяемыми значительной частью любого общества. С другой стороны, Культура и Личность имеет дело с характеристиками обществ: реакция на завоевание и несчастье, внутренние или внешние стимулы к изменениям, милитаризм и пацифизм, демократический и авторитарный характер; она имеет дело с тем, как эти и другие характеристики, постоянно связанные с некоторыми обществами, могут быть связаны с такими вещами, как стремления, опасения и ценности, разделяемые большинством индивидов в этих обществах.

«Имея в виду эти соображения касательно центральных вопросов, Культуры и Личности мне бы хотелось предложить новое заглавие для нашей поддисциплины: психологическая антропология. писал Френсис Хсю. В течение многих лет направление Культура и Личность удерживала это громоздкое название. Я думаю, что для нас, возможно, наступило время дать ему менее громоздкое и более логическое название. Понятие личности, которое антропологи заимствовали от психологов, приводит к некоторым трудностям. Например, некоторые антропологи, хотя и прибегали к психологическим объяснениям на многие решающие пункты своей аргументации, имели тенденцию рассматривать понятие личности как неразличимое от культуры или как гораздо более глубокое, чем то, с которым антропологи обычно могут иметь дело. «[3]

Личность, с которой имеют дело психологические антропологи не является той же самой, с которой имеют дело индивидуальные психологи. По крайней мере, концептуально, последняя имеет дело с уникальной личностью индивида, а первая только с теми характеристиками ума индивида, которые являются частью более широкой структуры человеческого ума. Термин «личность » обладает коннотациями, которые часто заставляет ученого смотреть на него как на саму по себе совершенную сущность. Вместо того, чтобы рассматривать личность как продолжающийся в течение всей жизни процесс взаимодействия между индивидом и его обществом и культурой, он мыслит о ней как о в некоем роде материализованном конечном продукте, который готов действовать в том или ином направлении вне зависимости от социокультурных полей, в которых он должен постоянно действовать.

Психологическая антропология и смежные дисциплины

Хсю рассматривает связь психологической антропологи с психоанализом, коллективной психологией и социальной психологией. «В короткой истории психологической антропологии как поддисциплины клинические науки фигурируют довольно значительно. Однако, психологическая антропология не является клинической наукой и, не смотря на то, что она пользуется некоторыми концепциями клинических наук, она имеет свои собственные пути. Психологическая антропология имеет дело с большим числом индивидов, которые являются нормальными и функционирующими членами общества. Среди методов подхода психологической антропологии обычно выделяются научная процедура формирования гипотезы, проверка гипотезы, кросскультурная ратификация результата, и дальнее усовершенствование гипотезы. При этом нужно подчеркнуть, что хотя психологическая антропология не есть просто психология индивида, и она должна избегать психоанализа целых культур в манере, к которой пришел Фрейд в своих заключениях о происхождении тотема и табу. «[4]

«Психологическая антропология имеет дело с (а) сознательными или бессознательными идеями, разделяемыми большинством индивидов в данном обществе (индивидов, к которым могут быть отнесены такие термины, как основная личностная структура или модальная личность, одновременно статистические или около статистические концепты) и (в) с сознательными или бессознательными идеями, управляющими действием многих индивидов в данном обществе как группе (иногда описываемой как групповая психология, психология толпы или коллективное сознание). Обе эти части отличны от уникальной психологии индивида. Она (психологическая антропология) не поддерживает тот взгляд, что идеи, лежащие в основе паттерна жизни группы и паттернов действий индивида, являются двумя отдельными сущностями. На самом деле они составляют континуум. Существует много доказательств, указывающих, что многие индивиды оценивают национальные и интернациональные дела в терминах их собственных личных симпатий и антипатий, опасений или стремлений. Но прежде чем психологический антрополог может заключить, что одно коренится в другом, он должен быть уверен, что он рассуждает не просто по аналогии, но что он уверен, что не смешивает широкие направления культурного развития, которые могут психологически стимулироваться, со специфическими институциональными деталями, которые являются обычно исторически детерминированными. «[5]

«Среди всех поведенческих наук психологическая антропология и социальная психология имеют потенциалы развития теснейших взаимообогащающих отношений. Обе дисциплины имеют дело с обществом, и обе дисциплины имеют дело с психологией, но они сильно отделяются друг от друга в значительных отношениях. Как мы уже указывали ранее: (а) характерным признаком направления Культура и Личность является акцент на естественных групповых различиях вдоль этнических и социальных линий, в то время как социальная психология часто интересуется экспериментально продуцируемыми групповыми различиями; и (в) что ученые области Культуры и Личности изучают поведение всегда в отношении к его предпосылкам, в то время как психологи удовлетворяются просто описанием его характеристик. Я не думаю, что второе отличие является валидным, так как многие исследования в социальной психологии пытаются обнаружить предпосылки поведения; и я думаю, что первое отличие является только отчасти валидным, так как психологические характеристики, относящиеся к роли, полу, занятости, также являются проблемами в психологической антропологии. То, что отделяет психологических антропологов от социальных психологов обнаруживается в трех областях. Первое, психологическая антропология является кроскультурной в своем подходе с самого начало своего существования, в то время как социальная психология традиционно черпает свои данные из западных обществ. Второе, социальная психология является по ориентации количественной и даже экспериментальной, в то время как психологическая антропология уделяет только незначительное внимание исследованию проектов и только недавно пришла к необходимости ригоризма в деле формирования гипотезы и верификации. В обоих этих отношениях дистанция между двумя дисциплинами сужается. Социальная психология все более и более начинает интересоваться кроскультурной валидностью своих обобщений… Действительно, редкими сегодня становятся учебники по социальной психологии, в которых не содержались бы ссылки, по крайней мере, на Маргарет Мид, Рут Бенедикт, Джеоффри Горер, Клайда Клакхона, Ральфа Линтона, Джона Уайтинг и некоторых других антропологов. Психологически антропологи, с своей стороны, становятся все более чувствительны к важности изощренной разработки исследовательских проектов и количественным измерениям. Психологическая антропология уже позаимствовала немалую часть своего методологического вдохновения от социальной психологии и, с течением времени, долг ее перед социальной психологии, вероятно, будет гораздо большим, чем долг перед клиническим дисциплинам. Третья сфера, в которой психологическая антропология отличается от социальной психологии в значительной степени это то, что она имеет дело не только с воздействием общества и культуры на личность (основной интерес социальной психологи), но также с ролью личностных характеристик в развитии, формировании и изменении культуры и общества… Солидная теория, намеревающаяся объяснять взаимоотношения между человеком и культурой, должна не только выяснять источник психологических характеристик, как они формируются паттернами воспитания ребенка, социальными институтами и идеологиями, но должна также объяснять источник, развитие и изменение в навыках воспитания ребенка, институтах и идеологиях. Является хорошо известным фактом, что общества и культуры действительно изменяются, часто медленно, но иногда стремительно. Так как человеческие существа являются не просто беспомощными созданиями, понуждаемыми внешними силами, такими как географические катаклизмы, внешние завоевания, рок, боги, или необъяснимые превратности чего-то суперорганического, мы должны находить, по крайней мере, часть объяснений для культурных и социальных изменений в интеракциях между людьми и обществами и культурами, в которых они живут. «[6]

Надо отметить, что делая упор на коллективные представления и на необходимость специфической психоантропологической концепции личности, Хсю несколько смещал акценты, до того времени существовавшие в психологическом подходе в антропологии, прежде всего, в школе Культура и личность, где ставилась цель исследования судьбы индивида в специфическом культурном окружении. Между понятиями «культура » и «личность » существовало значительное сходство. Так, Дж. Хонигман, суммируя теоретические разработки психоантропологов, определял их следующим образом: «личность относится к индивидуальным, стандартизованным моделям действия, мышления и чувствования «, «культура обозначает социальностандартизованные модели активности, мышления, чувствования некоторой прочной социальной группы. «[7]

Трактовка Френсисом Хсю предмета, целей и задач психологической антропологии не нуждается в специальном комментарии. Она верна в своих общих чертах. Единственное, что ей можно поставить в упрек, она не фактически дает дальнейших перспектив развития дисциплины. Пройдет еще немало лет прежде чем новыми источниками вдохновения для психологических антропологов станут когнитивная антропология, культурная психология, обновленные теории социализации и современные лингвистические исследования. Этнопсихология поставила перед собой задачу выхода из этого теоретического тупика, но и она нуждается во взаимодействии с перечисленными выше дисциплинами.


Источник: hr-portal.ru

Похожая запись

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *