В британской социальной антропологии считается, что «РадклиффБраун был первым «реальным профессионалом » в британской социальной антропологии, потому что он был профессионально подготовлен, оплачивался как антрополог, научил и воспитал других, проводя свою деятельность внутри институциональных рамок, и писал скорее для аудитории профессиональных коллег, чем для дилетантской публики. Что является, однако, важным, это то, что попытка РадклиффБраун создать «естественную науку об обществе «, осуществлялась через серию исключений, которые имели далеко идущие последствия в дисциплине. Это был прежде всего отказ от исторической причинности. Подход РадклиффБраун может быть выражен так: ограниченное число структурных принципов применяются для сравнительного изучения различных систем с тем, чтобы показывает лежащее в основе разнообразие социальных и культурных феноменов. По крайней мере в теории, метод, таким образом, не имел нужды аппелировать к феноменам или причинам, лежащим за пределами ясных границ его собственной области: общества. «[1]

«Ведущие аналитические принципы функционализма — это «интеграция » и «взаимоотношение «, и как таковые, культура и социальная структура стали рассматриваться как идентичные или, по крайней мере, непрерывные. «[2] «Это привело нас к фундаментальной аксиоме науки об обществе… Возможна ли наука о культуре? Боас говорит, что нет. Я согласен. Вы не можете иметь науку о культуре. Вы можете изучать культуру только как характеристику социальной системы. Поэтому, если вы желаете иметь науку, то это должна быть наука о социальных системах «.[3]

Теория РедклиффаБрауна вела начало от Дюркгейма, особенно раннего Дюркгейма, страдала чрезмерной приверженностью «органической » аналогии с методологическими последствиями сравнительной социальной морфологии, посвященной строгой классификации различных социальных структурных родов и видов, и социальной физиологии, касающейся объяснения их «нормального » как противоположного патологическому функционированию. «Для дальнейшей разработки понятия «функция «, писал РедклиффБраун, удобно использовать аналогию между социальной жизнью и органической жизнью… Система отношений, посредством которой эти единицы связаны, является органической структурой. Как термин здесь используемый, организм не является сам по себе структурой, он является собранием единиц, расположенных в структуру, то есть, в комплекс отношений… Так как здесь используется слово «функция «, жизнь организма рассматривается как функционирование его структуры. Именно через и посредством непрерывности функционирования сохраняется непрерывность структуры… Обращаясь от органической жизни к социальной, если мы исследуем такое общество как африканское или австралийское племя, мы можем признать существование социальной структуры. Отдельные человеческие существа, существенные единицы в этом примере, связаны посредством определенного комплекса социальных отношений в интегральное целое. Непрерывность социальной структуры, наподобие непрерывности органической структуры не разрушается за счет изменений в единицах… Непрерывность сохраняется благодаря процессу социальной жизни, который состоит из деятельностей и интеракций отдельных человеческих существ и организованных групп, в которые они соединяются. Социальная жизнь общины определяется здесь как функционирование социальной структуры «.[4]

РадклиффБраун создал теорию социальной структуры, которую он рассматривает как сеть социальных отношений, включающих устойчивые социальные группы, социальные категории, классы и социальные роли. Предполагается, что каждая социальная структурная система является самоподдерживающейся, гомеостатической, гармонической функциональной единицей; следовательно, первенство взаимосвязанности. Эмпирически работа подтверждает это изучением всегда частей, не как они существуют сами по себе, но как они функционируют в отношении с целым. Взаимоотношения и функциональная взаимозависимость являются ключами к такому анализу. Другая главная тенденция такой работы — это изучение эволюционного структурного изменения, не радикальное или революционное изменение, но постепенная и предсказуемая трансформация одной формы в другую. Оно одновременно является историческим и археологическим, но по существу морфологическим. Теория РадклиффБраун о социальной структуре является одновременно инклюзивной теорией культуры.[5]

РадклиффБраун и его последователи обходились без понятия культура. Это было, однако, несколько неискренне, так как их понятие имплицитно заключало в себе концепции культуры. Следствием этого положения было то, что РадклиффБраун запомнился не за свой вклад в теорию культуры, а скорее как родоначальник влиятельной социальной теории, которая определяла объяснительное понятие «функция » исключительно в отношении понятия «социальная структура «, то есть теории «структурного функционализма «.

Сформулируем основные положения функционализма РедклиффаБрауна:

Все нормы, ценности, чувства, ритуалы стоят над человеком и цель их в том, чтобы скреплять общество. Как живой организм существует постольку, поскольку элементы, его образующие, выполняют определенные функции, так и человеческое общество строится на структуре взаимосвязанных и дополняющих друг друга культурных элементах.

Социальная система состоит из «структур » и «действий «. «Структуры » представляют собой устойчивые модели, посредством которых индивиды осуществляют отношения между собой и с окружающей средой. Они складываются в результате социального взаимодействия и норм, регулирующих социальные отношения. Функция всех структурных элементов состоит в том, чтобы вносить свой вклад в поддержание социальной солидарности и устойчивости социальной системы.

Совместная жизнь людей предполагается как функционирование ее членов в рамках определенной социальной структуры. Функция каждого вида «действия » состоит в решении тех или иных социально значимых задач, а кроме того — поддержании структурной преемственности.

«Иституции » представляют собой устойчивые формы, с помощью которых протекает социальная жизнь индивидов. Функция каждой «институции » заключается в решении определенной социально значимой задачи, в удовлетворении конкретных базовой потребности, в осуществлении групповых интересов.

Обычаи, ритуалы, моральные нормы рассматриваются как регуляторы поведения людей (по аналогии с действием правовых норм) и им приписывается ключевая роль в культуре. Они рассматриваются в качестве культурных механизмов и механизмов контроля в отношении выполнения определенных функций, значимых с точки зрения удовлетворения жизненно важных потребностей людей или поддержания совместности их существования.

Выдвигается концепция «раздельности норм «: в рамках функционально обусловленной социальной системы людям приходится руководствоваться различными наборами норм, что необходимо для достижения результатов в интересах всех членов общества. В группе у каждого по отношению к поведению другого существуют определенные ожидания, которые другой считает законными и заслуживающими того, чтобы отвечать на них. (В дальнейшем эта теория получила свое развитие в рамках социологии действия Т. Парсонса.)

Как мы отметили выше, функционализм является важной теоретической предпосылкой этнопсихологии. Для нее важен тезис, что человеческое общество строится на структуре взаимосвязанных и дополняющих друг друга культурных элементах и что функция каждого вида «действия » состоит в решении тех или иных социально значимых задач, а кроме того — поддержании структурной преемственности.


Источник: hr-portal.ru

Похожая запись

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *