Этот текст задумывался как интервью Анатолия Карачинского, президента IBS Group. Его главной темой должно было стать обсуждение положения дел на российском рынке труда. Но вышло иначе. Тема-то состоялась, но получился, скорее, монолог, местами страстный, специалиста, знающего, как решать стоящие задачи, и, самое главное, умеющего их решать. Ситуация в чем-то классическая: есть признание остроты задач, есть инструментарий их решения, есть мастер, но фактически нет согласия на то, чтобы задачи решались. Напоминает мою любимую сказку Гайдара, не реформатора, а именно сказочника, «Мальчиш-Кибальчиш»

Государственная система управления

— Во-первых, мы много взаимодействуем с вузами, и по мере того, как мы занимались темами профобразования, мы начали понимать, что есть проблемы с нашими трудовыми ресурсами. Во-вторых, бизнес IBS состоит в том, что мы делаем разные информационные системы управления. В частности, систему ГАСУ (государственная автоматизированная система управления), она должна помогать руководителям государства принимать правильные решения, анализировать. Там есть довольно сложные подходы, математические модели, чтобы более обоснованные решения можно было принимать.

Оказалось, если взглянуть на весь массив информации, который у нас есть, то один из самых проблемных вопросов для экономики в России сейчас — это наш рынок труда.

В основе наших проблем — демография. Демографический спад соответствующим образом отражается на рынке труда, основную долю прибывающих на рынок составляют выпускники системы профобразования. С учетом картины рождаемости в 1990—2000 гг. минимум выхода новых людей на рынок труда для рабочих профессий и специальностей придется на 2014—2019 гг., для специалистов с высшим образованием — 2017—2024 гг.

Кроме того, в ближайшие 20 лет произойдет снижение численности населения в трудоспособном возрасте на 10 млн человек. В то же время численность населения старше трудоспособного возраста увеличится на 8 млн человек вследствие роста продолжительности жизни. В итоге на протяжении ближайших 20 лет прогнозируется рост демографической нагрузки с 65% (в 2012 году) до 83% (в 2031 году), т. е. на каждые 100 человек в трудоспособном возрасте будет приходиться 83 человека в нетрудоспособном возрасте.

И когда ты видишь все цифры в комплексе, это выглядит почти как катастрофа. Да, в развитых странах такие процессы тоже происходят, но существенно медленнее, и там это в значительной мере компенсируется ростом производительности труда.

Есть четыре способа решения проблемы: рост производительности труда, рост рождаемости, внешняя миграция и более эффективное распределение трудовых ресурсов в стране.

Очевидно, что рост рождаемости отразится на рынке труда очень нескоро, сегодня нам нужны более быстрые решения. С миграцией сейчас тоже все сложно.

Теперь по поводу распределения трудовых ресурсов в стране. Не секрет, мы живем в стране, экономическая география которого была отражением Советского Союза. Экономическая система была не ориентирована на рынок, а ориентировалась на задачи ВПК. СССР был закрытой системой, себестоимость продукции никого не волновала.

Сегодня мы приходим к тому, что Россия перестала быть закрытой экономикой. Мы стали частью глобальной системы, во главе угла для бизнеса — вопрос себестоимости. И обнаружилось, что масса предприятий стала неэффективной.

Поэтому перераспределение трудовых ресурсов внутри страны исходя из тех задач, которые решает экономика, — это хороший метод. Где-то трудовых ресурсов сейчас больше, чем нужно, где-то — дефицит. Но необходим механизм, который бы стимулировал мобильность населения.

Например, нужно строить дешевое жилье — это сегодня главный сдерживающий фактор. Сегодняшняя ситуация в строительстве работает против разумного рынка жилья. Смотрите, чтобы в Подмосковье построить жилье, местный муниципалитет по закону должен продать землю девелоперу на аукционе. Соответственно земля дорожает, строительство тоже, так как девелоперы стараются получить сверхприбыль. Мы предлагаем: давайте проводить конкурсы на землю не прямым аукционом, а обратным. Объявим тендер с начальной ценой, скажем, 1000 долларов за 1 квадратный метр жилья и отдадим землю бесплатно тому, кто предложит построить жилье еще дешевле, максимально дешево. Коммуникации подведем бесплатно. Только так мы получим максимально дешевое жилье, насколько это возможно, по рыночным ценам. И дадим пространство для перемещения людей по стране. Пока эти наши предложения нигде не услышали».

Калуга и Сколково

Мы вернулись к производительности труда. И поспорили. Я говорил о том, что значительные резервы роста производительности труда есть прямо здесь и сейчас и вслед за Владимиром Путиным, который, выступая на форуме «Россия зовет!», привел пример регионов — ударников по производительности труда, ссылался на Калужскую область, где в 2012 году рост производительности труда составил 18%. Карачинский считал пример некорректным.

— Про успехи Калужской области всем хорошо известно, только нужно правильно понимать происходящее. Там нет органического роста производительности. Этот рост не наша заслуга. Просто губерния умно привлекает эффективные компании. Посмотрите список этих компаний — «Фольксваген Груп», «Пежо-Ситроен»… Это предприятия, которые привезли с собой высокую производительность труда и соответствующую организацию производства. Но никто с собой квалифицированных рабочих не привозит! Вообще, Калужская область, как Сколково — она работает, но вокруг нее та же страна, что и раньше.

Я скажу больше — мы не должны видеть себя страной для размещения западных производств. Тем более что сейчас многие страны стали возвращать свои производства из других стран (прежде всего из Китая) обратно. Нам нужно развивать свою промышленность.

Тут я решил уточнить: Вы на какой машине ездите?

— В данный момент я, вы будете смеяться, на автобусе. Американском.

И Вы не хотите, чтобы здесь были западные производители?

— Дело не в этом. Я хочу, чтобы страна была конкурентоспособной. Это не значит, что она делает все сама, как Советский Союз. Советский Союз был автономной страной, как подводная лодка. Кормили плохо, воздух был плохой.

Положительный момент — в наследство у нас осталась классная система образования. Я знаю, о чем говорю. Китай сейчас только начинает строить свою образовательную систему — с помощью профессоров из России и США. Возьмите Индию — там с образованием в системном плане вообще очень плохо (но и там стремительно строят). В Бразилии образовательной системы, можно сказать, просто нет. А у нас она есть, и она у нас отличная.

«Чтобы что-то работало, надо сначала понять проблему»

— Сегодня проблема номер один — проблема системного проекта для страны. У нас нет понимания, какую страну мы строим и что хотим развивать.

Я за свои 30 лет почти построил много разных систем. И могу сказать: чтобы построить то, что будет работать, надо сначала нарисовать какой-то проект. У нас сегодня есть-де-факто сырьевая стратегия. Она нам досталась от бога со всеми нашими недрами, мы не можем ее поменять. Благодаря нашему сырью мы будем развиваться. А куда будем развиваться, зависит от ума или глупости руководителей сырьевых предприятий.

Я бы хотел увидеть нашу промышленную политику, чтобы понимать, в каких направлениях мы развиваемся.

Дальше можно сделать исследования по всем регионам — какова ситуация в каждом регионе, что происходит, можно ли построить живую модель каждого региона! Обяжем губернаторов каждый год актуализировать эту модель, вносить новые данные. В результате появится видение будущего, какой-то план, и по этому плану можно идти и развиваться. Опираясь на прогнозы этих моделей, можно искать решения — какие механизмы и стимулы применять, чтобы решить разные проблемы. Моделирование — это очень важная идея. Я обсуждал ее со всеми — с Минэкономразвития, с Минрегионом, но пока там нет никого, кто бы отвечал именно за это.

Возвращаясь к проблеме трудовых ресурсов, с которой мы начали, никто четко не представляет себе, какие специалисты нам нужны! Нам с Министерством образования удалось сделать модели по трудовым ресурсам для регионов. В модели мы видим, какие там есть бизнесы, какие там есть люди, какие есть образовательные учреждения. Сегодня социально-экономическая модель прогнозирует развитие на 15 лет. Нам нужно на 25 лет, а лучше на 30.

Теперь, когда мы видим всю картину, есть масса стимулов и механизмов, чтобы сделать рынок труда более сбалансированным.

Например, развивать среднее профессиональное образование. В 1990-е техникумы и ПТУ позакрывались из-за недостатка денег. И вот, например, посмотрите на ситуацию в автомобильной отрасли. Открылась масса новых автопроизводств, в результате сейчас автопроизводители не могут добавлять новые модели для производства в России просто потому, что не могут найти людей! Нужно было уже давно создавать сеть ПТУ по соответствующим специальностям, готовить персонал под эти десятки новых автомобильных заводов.

Стимулы внутреннего перемещения трудовых ресурсов — через доступное жилье, о них я уже говорил. Если мы хотим строить Кремниевую долину, то давайте сделаем режим для строительства жилья таким, как я рассказывал, уберем налоги на 10 лет, а дальше все сделают рынок и внедрение современных методов управления.


Источник: hr-portal.ru

Похожая запись

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *