Results not found

По вашему запросу ничего не найдено

Попробуйте отредактировать запрос и поискать снова

Офисная жизнь

Почему отказаться от переработок так сложно

Article Thumbnail

Балансу между работой и личной жизнью никогда не уделяли так много внимания. Все больше компаний тестируют гибкий график или сокращенную рабочую неделю — подобные идеи обсуждаются даже на государственном уровне.

При этом многим по-прежнему непросто вовремя уйти из офиса, если остальные коллеги еще на месте, а во время пандемии трудно найти того, кто не работал сверхурочно. Разбираемся, почему это происходит, и кому это выгодно.

«Мы хотели, чтобы им было непросто, и при этом чтобы они работали в темпе, который позволит им остаться здесь, освоить и закрепить важные навыки. Это марафон, а не спринт».

Так Дэвид Соломон прокомментировал жалобы младших аналитиков из Goldman Sachs в 2013 году. Сейчас он занимает должность CEO, а тогда был руководителем инвестиционно-банковского направления. Вскоре после этого банк ввел «Правило субботы», согласно которому запрещалось трудиться с 21:00 пятницы по 09:00 воскресенья.

Спустя 8 лет история повторилась. Младшие аналитики пожаловалась на нечеловеческие условия труда и 100-часовую рабочую неделю.

Онлайн-галерея «Цифровые двойники». Угадай, что изображено на картинах.

Формально «Правило субботы» по-прежнему действует. После инцидента Дэвид Соломон пообещал тщательнее следить за его соблюдением.

С перегрузками и выгоранием сталкиваются не только в инвестбанках. Для многих пандемия стерла границы между работой и домом. А даже когда бизнес начал возвращаться в офисы, мало кто ждал, что задач станет меньше, а график нормализуется.

Исследования показывают, что переработка не приносит пользы никому, в том числе и руководству. Так почему многие поощряют ее? И почему когда организация заявляет, что борется с проблемой, то всегда прикладывает недостаточно усилий?

Последствия переработок
«Существует гора подробных исследований, демонстрирующих: сотрудники, которые трудятся сверхурочно, получают серьезные последствия для здоровья», — отмечает Джон Пенкавел, почетный профессор экономики в Стэнфордском университете и автор книги «Убывающий доход на работе: Последствия сверхурочной работы» (Diminishing Returns at Work: The Consequences of Long Working Hours).

За два десятилетия было проведено более 200 исследований, посвященных тому, как соотносятся переработки и самочувствие.

В ходе изучения их результатов была выявлена корреляция между продолжительным рабочим днем и частотой возникновения проблем с сердцем и повышенным давлением.
Те, кто перерабатывал (т.е. тратил 50-60 часов в неделю — по стандартам некоторых отраслей это все равно, что полставки) чаще получали производственные травмы и жаловались на сон.
Также выявлена очевидная связь с привычками, влияющими на здоровье, — курением, употреблением алкоголя или наркотических веществ.
От регулярных переработок страдает не только здоровье сотрудников, но и их результаты. Исследования предполагают, что существует связь между отдыхом и способностью решать проблемы, количеством свободного времени и некоторыми показателями эффективности, а также депривацией сна и ухудшением когнитивной деятельности.

Исследование Пенкавела было посвящено рабочим завода боеприпасов. Во время Первой мировой войны они трудились по 70-90 часов в неделю.

После первых 49 часов, отработанных за неделю, наблюдалась прямая связь между временем и продуктивностью: чем больше они трудились, тем больше производили.
Начиная с 50 часа тенденция сохранялась, но производительность снижалась каждый час.
После 64 часов продуктивность падала. Росло лишь количество производственных травм.
Пенкавел также выяснил, что те, кто трудился по семь дней подряд без отдыха, производили меньше, чем те, кто получал один выходной в неделю при том же количестве отработанных часов.
Исследователь сделал вывод, что не существует определенного количества часов, после которого результаты падают. Оно будет отличаться для каждой отрасли. Однако его главное заключение в том, что переработка не приводит к увеличению результатов.

Почему отказаться от сверхурочных так трудно
Даже в конкурентных отраслях возможно добиваться высоких результатов без ущерба для здоровья и вовлеченности персонала.

За последнее десятилетие Boston Consulting Group и PricewaterhouseCoopers внедрили политики, способствующие балансу между работой и личной жизнью. Преимущественно это происходило благодаря жалобам молодых сотрудников.

PwC гарантировала всем возможность работать в гибком графике. Недавно компания объявила, что четыре раза в год будет выплачивать бонус в $250 тем, кто проведет в отпуске целую неделю без перерывов.
Сотрудники BCG смогут взять до двух месяцев отпуска или сократить количество рабочих часов при условии, что они остаются на одной должности. Постепенное возвращение в офисы также позволит поэкспериментировать с гибким графиком.
Организации могут меняться и это приносит пользу их персоналу. Но для этого нужно желание. И в таких сверхконкурентных компаниях, как Goldman Sachs, сотрудники могут просто не захотеть работать в ином режиме.

Почему кто-то может быть против?
Обсуждая 100-часовую рабочую неделю с журналистами, банкирами и представителями других профессий, вы вряд ли услышите от них «Не вредит ли это здоровью?». Скорее всего, вас спросят: «Не вредит ли это производительности?».

Интересно, что в первые четыре года последствия не чувствуются. Банки выбирают людей за их выносливость.

Через четыре года они начинают болеть. Выпадают волосы, появляется лишний вес. Производительность пока остается прежней.

Примерно спустя семь лет результаты ухудшаются. Преимущественно это касается креативности. И в это время банкиры увольняются — их организм больше не выдерживает.

Но банки обычно нанимают персонал партиями, и замена быстро находится. С точки зрения банка, который всегда имеет доступ к талантливым кадрам, нет ничего страшного в увольнении сотрудников.

Что думают сотрудники?
Никто не стал бы протестовать против более удобного графика. Но мы соглашаемся на сверхурочные часы, потому что знаем: в долгосрочной перспективе это принесет нам пользу и приблизит к руководящей должности.

Однако есть и еще один аргумент, пусть и нерациональный. Люди увольняются из банков, потому что больше не хотят работать в таком режиме, но привычка сохраняется и на новой должности. Это происходит даже с предпринимателями.

Почему меры для сокращения переработок не помогают?
Дело в системе вознаграждений. Если уровень базовой зарплаты удовлетворительный, то бонус будет зависеть от того, насколько вы обошли коллег. Это похоже на соревнование. Вы понимаете, что у них такая же квалификация, и они так же стараются. Единственный способ превзойти их — работать больше. И система оплаты поощряет такой подход.

Даже если организация заявляет: «Мы ценим баланс между работой и жизнью, не хотим, чтобы сотрудники трудились по выходным, хотим того-то и этого…», конкуренция сохраняется. Люди добровольно перерабатывают, потому что это единственный способ добиться вознаграждения.

Сверхурочные могут быть выгодны компании. Но сотрудники сами предпочитают нечеловеческий график, даже если усилия обходятся слишком дорого.

Работники банков всю жизнь проводят в условиях конкуренции. Этому способствует тщательный отбор среди кандидатов и постоянное соревнование с коллегами, чтобы оставаться в числе самых талантливых специалистов. Иначе карьера завершится в какой-нибудь второсортной компании.

Что в этом плохого?
Большинство из нас верит: если человек не попал в элитную организацию, его социальный статус катится вниз. Самые талантливые сотрудники имеют большие возможности, много зарабатывают, работают с другими интересными людьми и участвуют в больших проектах. Остальные перекладывают бумажки в компании таких же неудачников.

Вот это и мешает бороться с переработками. Дело не в деньгах, а в социальном статусе. В страхе, что люди, которые раньше смотрели на нас с уважением, начнут нас игнорировать.


Источник : rb.ru